Компания предоставит антибиотики в меде которые подойдут Вам отлично.

Отмена системы трудовой повинности Китая

Однако вряд ли можно согласиться с оценкой, которую дает факту отмены трудовых повинностей китайский историк Чэнь Ши-ци. По его мнению, отмена повинностей означала полное их упразднение; Чэнь Ши-ци пишет, что уже в конце Минского времени списки ремесленников составлялись лишь для сбора налога, а при Шуньчжи были отменены полностью. На наш взгляд, Чэнь Ши-ци недооценивает феодальное угнетение Цинским государством всех слоев городского населения. При Цинах сохранились и списки и всевозможные другие формы прикрепления ремесленника к месту жительства, делались неоднократные попытки восстановления трудовых повинностей.

В Шаньси, например, в области Луань, во второй половине XVII в. еще существовали система лунбань и выполнение повинностей членами шелкоткацких цехов: «Повинности выполняли раз в десять лет в порядке очередности. Лица, выполнявшие повинности в определенный год, назывались данхан. Никто, конечно, не хотел быть данхан, так как правительство иногда платило деньги, а иногда и нет. Выполнение этих повинностей и называлось пуи.

Много ремесленников и купцов было недовольно повинностями, они вносили деньги, чтобы избежать их. Но это было не везде, а в Шаньси повинности существовали». В тех городах, где были казенные ткацкие мастерские и ткацкие управления, кроме ремесленников, записанных для выполнения повинностей в казенные списки цзянцзи (букв, «списки мастеров») (желтый реестр 1381 г.), сохранились особые категории ремесленников, числившихся в реестрах гуань-цзи (букв, «казенные списки»). Среди китайских ученых существует спор по вопросу о различиях между списками цзянцзи и гуаньцзи. Многие китайские историки вообще не видят разницы между ними (Чэнь Ши-ци, например, упрекает в этом Сюй Да-лина). Чэнь Ши-ци считает, что положение ремесленников, входивших в списки гуаньцзи, было более благоприятно: они не выполняли повинностей так регулярно, как записанные в реестры цзянцзи, пользовались большей свободой. Однако и Чэнь Ши-ци не выясняет разницы между двумя группами ремесленников.

На наш взгляд, в списки гуаньцзи были занесены квалифицированные ремесленники, обслуживавшие только казенные ткацкие управления. Подтверждением нашей точки зрения может служить тот факт, что сведения о ремесленниках гуаньцзи встречаются в описаниях лишь тех городов, где были казенные ткацкие мастерские и ткацкие управления. Ткачи, занесенные в списки гуаньцзи, работали либо в казенных шелкоткацких мастерских, либо на дому выполняли заказы казенных управлений.

В пров. Цзяннань уже в конце XV в. создались условия для отмены повинностей, и в 1526 г. повинности в шелкоткачестве были заменены денежным налогом; тем не менее списки гуаньцзи сохранились и были пополнены после установления Цинской династии.

Восстановление системы трудовых повинностей через столетие после ее отмены объясняется прежде всего рецидивом натурального хозяйства в результате установления маньчжурского господства в Китае. В первые десятилетия этого господства не только был прерван процесс развития товарного хозяйства, но и наметился резкий поворот назад, в сторону разрушения системы коммуникаций, существовавших в первой половине XVII в. Эта натурализация хозяйства вызвала к жизни восстановление ряда социальных институтов: системы трудовых повинностей, расширения баоцзя и введения системы старшин, восстановления и закрепления уставов цехов.

Таким образом, положение ремесленников и торговцев в феодальном городе мало чем отличалось от положения крестьян: они должны были вносить тяжелые налоги, их отрывали от своих занятий для выполнения казенных работ, у них насильно закупали продукцию по низким ценам или принудительно устанавливали низкую плату за работу по найму. Они, как и крестьяне, были приписаны к определенному месту жительства, подвергались строгому контролю, а нередко и прямому произволу феодальных властей.

Эпиграфические документы содержат и факты прямого произвола по отношению к купцам и ремесленникам. В 1766—1768 гг. сучжоуские купцы вели длительную борьбу с местными феодальными властями, насильно захватившими под свои квартиры торговые помещения Уцзянского хуйгуаня и много лет не освобождавшими его.

Такую же борьбу вели ханчжоуские купцы, как видно из запретительной стелы, установленной в Ханчжоу в начале XIX в. (оттиск с нее хранится в Чжэцзянском историческом музее в Ханчжоу).