Купить Пожарные таблички.

Особенности китайско-европейской торговли

Отличительной особенностью китайско-европейской торговли во второй период являлась ее неэквивалентность, невыгодность для Китая. И хотя мы не располагаем точными цифрами о соотношении закупочных и продажных (в Европе) цен на китайские товары, но многочисленные сообщения о неоднократных попытках китайских феодальных властей повысить цены на шелк, свидетельствуют, что даже императорский двор понимал, как велика эта неэквивалентность в шелкоторговле, например.

Чэнь Ши-ци пишет, что Китай был поставщиком шелка для японского шелкоткачества, и приводит данные китайских источников, из которых следует, что в Японии китайский шелк продавали в десять раз дороже, чем он стоил в Китае.

Д. Филлипс в книге «Китайский экспортный фарфор» сетует на притеснения китайских властей в Гуанчжоу, большие затраты европейских купцов на торговые операции и т. д. Но и он вынужден признать, что закупка фарфора европейцами происходила по баснословно низким ценам: тарелка из хорошего фарфора с росписью кобальтом стоила 223 пенни, чашка и соусник — от 2 до 3 пенни, двухгаллоновая чаша для пунша — 4 шиллинга 8 пенсов. Д. Филлипс пишет, что сервиз Чарльза Пирса, находящийся в коллекции Британского музея и состоящий из 500 предметов, отличался по качеству фарфора и его ценности от самых дорогих мейссенских сервизов так же, как шиллинг отличается от пенни, однако был приобретен в 1731 г. всего за 228 таэлей (28 шиллингов).

Таким образом, европейско-китайская торговля, хотя и стимулировала развитие некоторых отраслей китайского ремесленного производства, с конца XVII и в XVIII в. была средством ограбления китайского государства.

Что касается объема внешней торговли Китая в этот период, то и здесь мы тоже не имеем сколько-нибудь удовлетворительных статистических сведений. По данным Д. Филлипса, стоимость экспорта из Гуанчжоу одного только фарфора и только в Великобританию составила в 1734 г. приблизительно 1,5 млн. шиллингов и была самой доходной статьей всей внешней торговли.

Наиболее полные данные о вывозе из Китая в XVII—XVIII вв. собраны в книге X. Б. Морзе.

Из анализа приводимых им материалов, видно, что начиная с середины XVII в. вывоз шелка и фарфора непрерывно возрастал; число стран, покупавших эти товары, все время увеличивалось.

Таблица, составленная нами на основании этих данных, не дает, конечно, полного представления об объеме внешней торговли: в ней учтены не все страны и корабли, показатели по одним и тем же товарам трудно свести к единым мерам. Однако таблица позволяет сделать некоторые выводы о характере внешней торговли в этот период. Основными предметами вывоза из Китая в Европу были изделия китайского

Ремесла: шелк-сырец, шелковые и бархатные ткани, фарфор, чай, золото и драгоценности из него, а также медь и цинк. С конца XVII в. вплоть до 40-х годов XVIII в. торговлю шелком, фарфором, чаем вела Великобритания, главным образом Британская Ост-Индская компания через своих суперкарго. В 40-х годах в Гуанчжоу стали приходить французские, датские, шведские, голландские корабли. Помимо торговли Ост-Индских компаний начинает развиваться и частная, личная торговля фарфором, шелком, чаем, золотом. Капитаны кораблей, некоторые суперкарго завязывали личные связи с китайскими купцами и компаниями, скупая огромные партии шелка и фарфора.

X. Б. Морзе приводит также перечень купцов, у которых европейские суперкарго покупали товары. Из 18 купцов — 14 торговали фарфором, 10 — чаем (6 из них торговали и чаем и фарфором).

Происходят изменения и в характере вывоза. Если в конце XVII — начале XVIII в. фарфор, например, вывозили периодически, хотя и большими партиями (1699, 1704, 1717 гг.), то с третьего десятилетия XVIII в. вывоз становится ежегодным и систематическим — ни один корабль не покидал Гуанчжоу, не заполнив трюм и палубу ящиками фарфора. Договоры на изготовление и роспись фарфора заключались заблаговременно, на год-два вперед. Увеличивались и партии — они достигали нескольких сотен ящиков. Так, в 1753 г. пять кораблей (два британских, французский, голландский и датский) доставили в Европу 1 млн. фарфоровых изделий. В 1771 г. на корабле «Круттенден» вывезено было 116 ящиков с фарфором.

Это подтверждается и данными за 120 лет о вывозе фарфоровых сервизов одной только Британской Ост-Индской компанией, приведенными Д. Филлипсом.

Происходят изменения и в вывозе шелка. Как видно, в конце XVII — начале XVIII в. преобладал вывоз шелка-сырца, на втором месте стоял вываренный шелк и крайне незначительное место занимали парча, бархат, узорные шелка.

С 30-х годов XVIII в. в вывозе возобладали крупноузорные шелковые ткани и парча: очевидно, к этому времени повысился спрос в Европе. Вываренный шелк занял второе место, а вывоз шелка-сырца сокращается (данные по шелку-сырцу приводятся только за 1734, 1739, 1753 гг.): у европейских стран появляется другой рынок сырья для их шелкоткацкой промышленности — индийский.

Политика монополий, контроля и ограничения внешней торговли стала еще более активной в Цинское время. И хотя в 1684 г. был снят правительственный запрет с морской торговли, все же на протяжении XVII—XVIII вв. существовало множество самых различных запретов, предусматривавших главным образом ограничение частной инициативы, сокращение доходов частных торговых компаний. Вся внешняя торговля проходила через руки специально назначенных купцов — откупщиков (гуаньшан), которые в 1721 г. были организованы в казенную гильдию гунхан (в европейской литературе искаженное «кохонг»). Действия купцов-откупщиков строго контролировались наместником, военным губернатором и таможенным начальником Гуандуна. Купцы, не входившие в гунхан, не имели права непосредственной торговли с иностранцами и были обязаны продавать товары членам гунхана.

Запреты, направленные на ограничение внешней торговли, следовали один за другим на протяжении всего правления Цинской династии. Уже в 1645 г. была запрещена торговля частных купцов и устанавливались строгие правила внесения налогов в шибосы; за их нарушение купцы подвергались суровым наказаниям. В 1646 г. последовал запрет на частную торговлю шелковыми тканями.

Цинское феодальное правительство по существу вело политику, развязывавшую руки иностранцам, так как в 1649 г. возобновило «морской запрет» — издало указы, запрещавшие не только частным торговцам, но и маньчжурским чиновникам занимавшимся торговлей, покидать пределы Китая — торговать можно было только на его территории.