Фильтр тонкой очистки газа ФСГ от robikon.com это надёжная защита оборудования.

Обработка хлопка

Обработка хлопка начиналась с отделения семян и остатков коробочек от предварительно высушенного хлопка. Упоминание об очистке хлопка мы находим в «Сунцзянфу чжи». «За восточными воротами у моста Шуанмяо («Две кумирни») жил человек по фамилии Дин. Он так очищал хлопок, что тот становился белым и чистым, как цветы. Эту воздушную массу он использовал для ткачества. Самая тонкая и эластичная ткань — динчжанцзы, под названием фэйхуабу». Хлопкоочистительный станок, рисунок которого мы видим уже в «Нуншу», назывался «цзяочэ» или «яочэ» и представлял собой два деревянных валка, установленных на деревянной раме. Валки вращались с помощью коленчатых рукояток в разные стороны. Между ними помещали хлопок, волокна которого при вращении отбрасывались в одну сторону, а семена в другую. Подобный же станок изображен и на иллюстрации к «Нунчжэн цюаныпу».

Станок обслуживали два человека, вручную крутившие рукоятки.

«Эти два человека тратили очень много сил, а производилось не слишком много».

Однако уже к XVI в. в хлопкоочистительном станке произошли значительные изменения — он превратился в более легкий, сначала четырехногий, а потом трехногий станок, на котором работал только один человек, приводивший его в движение ногами. Один из таких станков с ножным управлением приведен в «Тяньгун кайу», несколько других — описаны у Чу Хуа в «Мумянь пу» (вторая половина XVII в.). В XVII — начале XVIII в. в рабочей части этих станков появились железные детали, что увеличило их прочность и эффективность.

Китайский хлопкоочистительный станок XVIII в. по принципу устройства был близок «Пильчатому джину» — первому в Европе хлопкоочистительному станку, изобретенному в 1792 г. американцем Эли Уитнеем, однако отличался тем, что у него оба вала были гладкие, а один вал в станке Уитнея зубчатый, что повышало производительность труда.

Уже по данным Сюй Гуан-ци, на современном ему цзяочэ один человек мог заменить работу трех-четырех человек, а Чу Хуа сообщает уже о цзюйюнском станке, заменяющем четырех человек, и тайцанском, где два человека выполняют работу шести.

Такой станок за 10 часов обрабатывал приблизительно 6—8 цзиней грубого и 2—3 цзиня чистого хлопка.

В конце XVI — начале XVII в. произошли изменения и во второй операции — трепании хлопка. Раньше для трепания использовалось приспособление дангун, похожее по форме на лук (длиной около 4 чи = 1,3 м). Трепание хлопка происходило с помощью палки или колотушки, ударявших по тетиве лука, положенного на кипу хлопка. К концу XVI в. была изменена форма лука, и его стали делать из бамбука, а не из дерева. Однако эти изменения происходили крайне медленно27.

Подобный способ трепания хлопка сохранился до настоящего времени в некоторых деревнях Шаньдуна, что позволило Ши Хун-да вычислить количество обрабатываемого при этом хлопка — приблизительно 10 шилян (500 г) за час.

Ручной оставалась и третья операция — изготовление ровничной ленты, поступавшей затем на прядильный станок. Ленту вытягивали руками и сматывали в небольшие мотки.

Четвертая операция — прядение — в XVI—XVII вв. выполнялась на ножных прядильных станках, существенно отличавшихся от прялок XII—XIII вв., приводившихся в движение одной рукой 28.

О широком распространении ручных прялок в Юаньское время (XII—XIII вв.) пишет Ши Хун-да, а в «Нуншу» нарисована и описана уже ножная прялка, очевидно позднеюаньская (конец XIII—XIV в ) и, по всей вероятности, не имевшая еще широкого применения.

На рисунках «Нунчжэн цюаныпу» мы находим два прядильных станка — «дафанчэ» и «сяофанчэ». Прядильные станки Севера и Юга различались. Южный прядильный станок был больше и выше, рабочий-мужчина сидел на высоком бамбуковом стуле. На Севере станок был меньше и ниже, пряли (и ткали) преимущественно женщины, сидя на низком кане.

Освобождение рук прядильщика ускорило эволюцию станка — из прялки с одной нитью он превращается в прялку с тремя нитями; в не-которых городах, Сунцзяне например,— с четырьмя, а в Сиани и Цзян-су — даже с пятью нитями (Экспонирована в Наньцзинском историческом музее в 1959 г.).

Происходили изменения и в оснастке станка: росли размеры колеса, изменялось устройство рычага, связывавшего доску и колесо; рабочую часть доски уже можно было удлинять и сокращать, регулируя движение колеса.

Можно предполагать, что превращение прялок в ножные, увеличение числа веретен и усовершенствование некоторых деталей прялки в несколько раз повысили производительность труда, хотя мы и не имеем точных данных.

Однако наряду с многоверетенными прялками в рассматриваемый период сохранились и прялки с одним веретеном.

В XVI—XVIII вв бытовали ручные прялки, носившие названия цуйфанчэ, динфанчэ, цзяньфанчэ. В районе Шанхая в XVI—XVII вв. была распространена прялка с одним большим колесом и одним веретеном, приводившаяся в движение двумя ногами, вследствие чего достигалась очень большая скорость (в три раза быстрей обычной прялки), а нить получалась тонкой и прочной.

Сохранение их, несмотря на низкую производительность труда, было обусловлено, во-первых, тем, что при высоком искусстве прядения этот станок давал очень тонкую и прочную нить, а во-вторых, его простотой и доступностью, дешевизной изготовления, тем, что он оставлял возможность применения женского и детского труда.

Такие прялки, как наблюдал автор книги, используются сейчас в деревнях Чуаньша (близ Шанхая) при изготовлении махровых полотенец.