Закажите кухонные фасады и забудьте о холоде навсегда!

Молнии рождаются на Земле

Бескрайняя степь. Резкий, порывистый ветер закручивает столбики пыли и гонит их все дальше и дальше.

На командном пункте необыкновенно тихо. Но это обманчивая, совершенно особенная тишина. Так замирает лес перед грозой. В любой момент может прозвучать властный сигнал тревоги. А пока что изредка сухо потрескивает динамик да развертка на индикаторе неслышно совершает свой путь, высвечивая искрящиеся точки и островки.

Полковник Михалев внешне спокоен. Но так только кажется. Да и как быть спокойным, если сегодня, судя по всему, состоится боевая стрельба. Вроде бы все рассчитано, предусмотрено. И тем не менее, пожалуй, сердце стучат чуть чаще, чем обычно. Ведь среди ракетчиков есть молодые, еще не обстрелянные люди, которые впервые приехали на полигон.

Взгляд невольно обращается к часам, вмонтированным в пульт управления. Тонкая секундная стрелка медленно, словно нехотя, перескакивает с одного деления на другое. Но знает Прокофий Игнатьевич, что настанет момент, когда эта стрелка вдруг начнет стремительный бег, когда счет времени пойдет на секунды.

Секунды, секунды…

Именно об этих, казалось бы, совсем неприметных отрезках времени и думал майор Владимир Рубенович Оганесян, когда собрал офицеров дивизиона на первое совещание. Прямо скажем, трудная задача стояла перед ним. Только что принял он отличное подразделение от прежнего командира. Как удержать завоеванные ранее рубежи? На что нацелить подчиненных в будущем?

— Нужно бороться за секунды, за доли секунд — твердо сказал он офицерам дивизиона. — Давайте подумаем, вместе прикинем, что еще можно сделать в этом отношении, посоветуемся с коммунистами, комсомольцами.

А на другой день над позицией прозвучала сирена. Почти сразу же, попыхивая голубоватым дымком, уверенно застучали дизельные электростанции. Поправляя на ходу обмундирование, бежали на боевые посты прапорщики, сержанты, солдаты.

— Что ж, люди сработали неплохо, — констатировал Владимир Рубенович. — И все-таки, на мой взгляд, есть еще неиспользованные резервы.

Да, они, как оказалось, были. Почему, например, один стартовый расчет почти всегда опережает другие при заряжании пусковой установки? И вот командир батареи капитан Г. Прокопьев внимательно наблюдает за работой номеров. Стоп! Вот, кажется, и ответ на вопрос. Ефрейтор А. Сорокин и некоторые другие отворачивают контргайку почти до конца. А достаточно сделать всего полтора-два оборота. Здесь и скрывались драгоценные секунды. Лучший расчет демонстрирует наиболее рациональные приемы всем остальным, затем проводится несколько тренировок, и «секрет» становится общим достоянием.

Быть может, еще где-то можно сэкономить время? Командир батареи вычерчивает на листе Батмана маршруты движения каждого солдата и сержанта. Являются ли они оптимальными? Нельзя ли и тут что-нибудь изменить? Оказывается, можно! Точный подсчет, практическая прикидка, и результат налицо. Еще несколько секунд, в «копилке». В бою пригодится каждая из них.

Так же настойчиво, творчески боролись за секунды и радиолокаторщики. Не раз и не два пересматривали они график проведения регламентных работ на аппаратуре, стараясь с наибольшим эффектом использовать время. Случалось, что офицеры во главе с капитаном В. Попело до позднего времени засиживались в канцелярии, анализируя минувший день. Произошла, скажем, совсем незначительная заминка при проведении профилактики. Ее ликвидировали. Но заданный ритм был все же несколько нарушен. Почему?

— Один из приборов в ремонте, — поясняет кто-то.

И тут же мысль: «А нельзя ли спланировать работу таким образом, чтобы отсутствие прибора не сказывалось на сроках проведения профилактики? Это важно для боевой готовности».

Да, именно о боевой готовности думали в политотделе, штабе части, в подразделениях, когда вели борьбу за перевыполнение нормативов, сокращение затрат времени на обучение воинов, слаживание расчетов. И верным союзником в этом важном деле всегда было соревнование. Сегодня по сигналу командира первым вывел из гаража свою автомашину ефрейтор В. Копченков. Завтра лучший результат показал его товарищ по службе рядовой В. Акимов.

И так во всем. Каждый день соревновались стартовики, операторы, связисты. Дух доброго соперничества, взаимной помощи непременно пронизывал каждое занятие. Коммунисты и комсомольцы показывали пример сослуживцам. Тем, кто отставал, обязательно помогали. С тех, кто ленился, хоть и немного было таких, строго спрашивали на партийных и комсомольских собраниях.

Часто приезжали в дивизионы офицеры политотдела, штаба. Проверяли, советовали, учили, рассказывали об успехах соседей, передовом опыте. Постоянно бывали в подразделена их члены партбюро части. По инициативе коммунистов широко использовался метод взаимного контроля. Встречаются, скажем, два расчета операторов. Прежде всего тщательно осматривается материальная часть: как она содержится, как настроена. А потом — боевая работа. Кто покажет лучшие результаты? Более строгих контролеров, пожалуй, не найдешь. А заодно и учатся люди, берут на вооружение все лучшее, что увидели у товарищей.

Немалый вклад в общее дело внесли рационализаторы части. Старший лейтенант Л. Корюкалов усовершенствовал имитационную аппаратуру. Прапорщики А. Львов и В. Борисов под руководством капитана В. Бондарькова изготовили оборудование, сокращающее время проверки ракет. Всевозможные приставки, приспособления, повышающие надежность оборудования, производительность труда личного состава при обслуживании боевой техники, — вот далеко не полный перечень того, что сделано местными умельцами.

Минуты, секунды… Какое значение имеют они для воинов Войск противовоздушной обороны страны? С этим вопросом мы обратились к офицеру наведения капитану Б. Митрохину.

— Первостепенное! — ответил он. — При отражении воздушного налета на счету каждое мгновение. Выиграл секунды — победил в бою. Да, именно секунды. Попробуйте умножать скорости современных самолетов на время, и все станет ясно. Потому-то и боролись мы за эти драгоценные секунды.

…А на командном пункте по-прежнему тихо. Только что поступили доклады о полной готовности подразделений. На индикаторе кругового обзора все те же точки и островки. Целей в воздухе нет. Однако какое-то внутреннее чувство подсказывает полковнику Михалеву, что вскоре они должны появиться:

— Усилить наблюдение!

И вдруг в динамике голос майора Оганесяна:

— Товарищ полковник, на станции неисправность.

Вот око! Стрелка секундомера стремительно рванулась вперед. Хочется поторопить, напомнить, что вот-вот начнется налет авиации «противника», но командир сдерживает себя. Без напоминаний будет сделано все возможное. Поэтому Прокофий Игнатьевич, пододвинув ближе микрофон, произносит всего лишь одну фразу:

— Устраняйте, товарищ Оганесян.

В кабине радиолокатора тем временем уже вовсю кипит работа. Подключены приборы, на всякий случай подготовлен паяльник. На помощь к капитану Б. Митрохину пришли капитаны М. Дубков и В. Попело. Недаром в подразделениях обеспечено высокое мастерство каждого специалиста плюс взаимная заменяемость.

Плюс взаимная заменяемость

Однажды в часть приехали проверяющие. Тщательно осмотрели боевую технику, проверили знания личного состава. Л потом объявили учебную тревогу.

В техническом подразделении работа началась с опережением графика. И тут вводная: «Офицер, возглавляющий расчет, выведен из строя!». Заминки не произошло. Его место занял сержант В. Карбашов. Через некоторое время аналогичную вводную получил соседний расчет. И снова это не отразилось на работе подразделения. Проверяющие «выводили» из строя офицеров, сержантов, но их обязанности тут же принимали на себя другие специалисты. К общему удовлетворению проверка завершилась высокой оценкой.

Быть может, расчеты, о которых идет речь, — исключение? Нет! В части первостепенное внимание уделялось отработке взаимозаменяемости. Не только в совершенстве овладеть своей специальностью, но и быть готовым заменить товарищей, своего командира — так стоял вопрос.

Начались, например, плановые регламентные работы у радиолокаторщиков. И тут же коммунист старший лейтенант А. Пушкарев принимает решение:

— Ефрейтор Добрынин, становитесь на мое место!

Не все, конечно, сразу получается у Алексея Добрынина. Но проходит несколько месяцев, и однажды оператор вдруг убеждается, что сегодня он все проверки выполнил самостоятельно. Офицер лишь стоял рядом и наблюдал за его действиями. А еще через неделю-другую старший лейтенант вообще уходит из кабины.

— Остаетесь за меня. Начинайте проверку и настройку.

Возможно, подобные «эксперименты» связаны с риском?

Думается, что нет, если обучению оператора уделялось должное внимание. В подразделении, которое возглавляет майор Оганесян, скажем, долгое время младший сержант В. Улитин самостоятельно обслуживал сложную систему. И каких-либо претензий к нему не было.

Настойчиво отрабатывалась взаимозаменяемость и у стартовиков.

— Стоп! Результат по времени отличный. Номерам поменяться местами!..

И снова звучат команды у пусковой установки. Раскраснелись лица у солдат. Работать на «чужом» месте значительно труднее.

— Стоп! Время только на удовлетворительно. Отмечаю неточные действия второго номера. Попробуем еще раз.

И так до тех пор, пока норматив не будет выполняться на отлично при любой расстановке людей.

Не упускали в подразделениях и другого «направления» взаимозаменяемости. Случается, что учат сержанта работать за офицера, солдата — за сержанта. А вот обратная замена не всегда проходит гладко. Что скрывать, бывает порой и такое. Служил офицер техником, прекрасно знал аппаратуру. Потом повысили его в должности. Забот, естественно, прибавилось. То расписание нужно составить, то подготовкой личного состава к наряду заняться. В результате практические навыки обслуживания техники утрачиваются.

А они нужны. На полигоне, например, при подготовке аппаратуры к стрельбе получилось так, что место одного из техников пришлось занять его начальнику капитану М. Дубкову. И он отлично настроил систему. Активно участвовали в подготовке материальной части капитан В. Попело и некоторые другие офицеры, чьи функциональные обязанности не предусматривают участия в регламентных работах.

Как же удается офицерам-руководителям всегда оставаться в «форме»? Они регулярно тренируются в настройке аппаратуры, проводке целей, передаче данных, принимают практическое участие в устранении неисправностей.

Не забывали в полку и о другой стороне проблемы взаимозаменяемости. Хорошо, что люди могут подстраховать друг друга. А если предложить, скажем, технику настроить аппаратуру в соседнем подразделении? Если перевести расчет на «чужую» пусковую установку? И это не случайный вопрос. Каждый блок, каждый агрегат, пусть даже они абсолютно идентичны по своему устройству, имеют свои особенности, свой индивидуальный «характер».

Именно поэтому стали системой выезды расчетов и отдельных специалистов в соседние подразделения. Там на другой материальной части проверялось и оттачивалось умение мыслить творчески, находить решение в любой обстановке.

Что же думает по поводу взаимозаменяемости заместитель командира дивизиона по политической части майор В. Кудрявцев?

— Зенитные ракеты — оружие коллективное. Поэтому взаимозаменяемость и высокая боевая готовность — понятия неразделимые.

— Чего вы добились в этом отношении?

— Сегодня в случае необходимости дивизион сможет вести огонь, если даже на позиции не окажется ни одного офицера.

…У самой кромки экрана появляются едва различимые отметки. Началось! Как же там, у майора Оганесяна? И тут же, словно откликаясь на тревожные мысли командира, динамик приносит доклад:

— Неисправность устранена. Дивизион к бою готов!

Молодцы, справились вовремя! Теперь все внимание приближающимся целям. Ни одна из них не должна прорваться через огневой заслон.

Все ближе самолеты «противника». Еще совсем немного, и огненные молнии устремятся с земли им навстречу. Должны, обязательно должны справиться со своими задачами люди. Ведь каждый из них не только специалист.

Не только специалист

Случается порой, что человек, который в общем-то хорошо знает дело, не может справиться с тем или иным заданием. И все оттого, что нет у него правильного внутреннего настроя. Именно поэтому и стремятся в полку вырастить не просто опытного специалиста, а настоящего, убежденного бойца, обладающего высокими идейно-политическими качествами, крепкой волей и психологической закалкой. Таким людям никакие трудности не страшны.

Впрочем, о трудностях в полку как-то не принято говорить. Зато постоянно, о чем бы ни шла речь, воинам напоминают, что Войска противовоздушной обороны страны и в мирное время выполняют боевую задачу, что служба в этих войсках требует постоянной бдительности, полной отдачи сил.

Убедительно, ярко звучат слова майора Ф. Палатина, когда он рассказывает молодым воинам о добрых традициях части. Одна из них, например, заключается в том, что каждый специалист, который увольняется в запас, должен подготовить себе достойную смену. Прощался с товарищами, скажем, сержант А. Сидоренко и знал, что его место у индикатора тут же займет сержант А. Догадин.

А скольких воинов обучили и воспитали коммунист подполковник В. Гуринович, член партбюро части прапорщик П. Дорогань? На этот вопрос сразу и не ответишь. Каждый из них служит в полку уже более 25 лет, а прапорщик Н. Муравьев — все 30! Поговорят они с солдатами, сержантами, поведают им о славных делах части, и у людей рождается мысль, что служить тут кое-как просто нельзя, невозможно.

Любовь к своей части, глубокое, идущее от самого сердца уважение к ее традициям, — важный фактор, определяющий отношение к службе. И, как показывает практика, он умело используется командованием, партийными организациями в воспитательных целях. Не случайно многие из солдат и сержантов, отслужив установленный срок, остаются в полку на сверхсрочную, затем сдают экзамены за училище, получают офицерское звание. Не так давно торжественно проводили в военную академию старшего лейтенанта Н. Моторина. А семь лет назад был он здесь оператором радиолокационной станции. Такой же путь от солдата до офицера прошел специалист 1-го класса старший лейтенант В. Бобло. И никто из них не помышлял о переводе в другую часть. Зачем, если здесь служится радостно?

Постоянно заботятся в полку о росте людей, о наиболее полном удовлетворении их потребностей. Но забота, внимание сочетаются здесь с повседневной требовательностью в большом и малом. Обязательно поможет командир, если что-то случилось в семье. Он же строго спросит, когда есть недочеты в работе. Активно участвуют в воспитании солдат прапорщики и сержанты.

В дивизионе, которым командует майор Оганесян (подразделение сегодня является первым в полку не только по номеру), сержанты ежедневно подводят итог и выставляют оценку каждому солдату. Все учитывается при этом: подъем, физзарядка, построение, утренний осмотр. Словом, ни одна «мелочь» не остается без внимания.

Не раз и не два убеждались мы, что именно требовательность в сочетании с заботой о людях и создает в полку благоприятный «микроклимат». Атмосфера доброжелательности и доверия порождает чувство ответственности за порученное, дело. Если воин дежурит у пульта, значит, ему доверено выполнение боевой задачи. Если идут работы по дальнейшему совершенствованию оборудования стартовой позиции — это тоже боевая задача. И нет ничего удивительного, что повар-инструктор прапорщик Н. Сухарев, когда спросили его на полигоне, чем занимается он сейчас на кухне, с гордостью ответил: «Выполняю боевую задачу!»

Могут ли подвести такие люди?

…Все больше целей появляется на индикаторе. Плотность налета необычайно высока.

Докладывает майор Оганесян:

— Цель сопровождаю. Пуск!

Оглушительный грохот сотрясает землю. Ракета, словно стремительная молния, уходит в небо.

Цель уничтожена!

Новая команда полковника Михалева. Опять молнии пронзают синеву.

— Цель уничтожена! Сопровождаю третью… Пуск!

Спустя час после завершения стрельб полковник Михалев выехал в подразделение майора Оганесяна. Приказал построить весь личный состав:

— Товарищи, поздравляю вас с отличным выполнением боевых стрельб. Благодарю за службу!

Дружное, на одном дыхании «Служим Советскому Союзу!» прозвучало над степью.

А Прокофий Игнатьевич, глядя на усталые, но безмерно счастливые лица, думал, что всесокрушающие молнии, которые совсем недавно в своем неукротимом, стремительном взлете рассекали небосвод, рождаются на земле. На той земле, которую охраняют эти замечательные люди, которую все мы зовем Советской матерью-Родиной.

Перед тем как покинуть полк, мы еще раз повидались с полковником Михалевым.

— Учебный год завершается. Какие планы на будущее?

— Многое еще нужно сделать. Думаем усовершенствовать систему связи. Решили коренным образом обновить учебно-материальную базу. Скоро придет молодое пополнение. Будем вводить его в строй. Словом, на повестке дня — боевая готовность. У нас, ракетчиков, каникул не бывает.

Автор: полковник-инженер Ю. Галкин, подполковник В. Ходулькин