Дифференциация ремесленников в ткацком производстве

Дальше всего дифференциация цеховых ремесленников зашла в ткацком производстве, особенно в шелкоткацком, где мы встречаем особенную пестроту в организации ремесла — от мастерской индивидуального производителя до мастерской мануфактурного типа с детальным разделением труда.

В конце XVI в. в шелкоткачестве существовало уже деление на хозяев мастерских — даху и наемных ткачей — сяоху.

В Сучжоу «даху живут за счет того, что имеют станки, на которых ведут производство, а сяоху живут за счет того, что ткут для других. Каждое утро сяоху, сто с лишним человек, собираются у храма Сюань-мяогуань. Можно слышать, как даху призывают людей на работу: за работу каждый день выдают деньги, на которые и кормятся сяоху. Если же станки у даху хоть один день не работают, тогда они оказываются беспомощными. Если же сяоху в какой-то день не найдут себе хозяина, то остаются голодными. И те и другие проводят жизнь, полагаясь друг на друга»,— сообщает писатель минского времени Цзян И-хуа, автор «Записок в местности Ситай».

Как видно из приведенного текста, в конце XVI в. в Сучжоу уже существовали ткацкие мастерские, применявшие наемный труд.

Характерно, что терминология, употребляемая автором «Записок…», не вполне отражает отношения, сложившиеся в ткачестве. Разорившегося, не имеющего своих средств производства ткача автор по-прежнему называет сяоху (мелким хозяином), хотя в действительности процесс дифференциации превратил уже бывшего хозяина станка в наемного работника.

В источниках же XVIII в. упоминания о хозяевах больших мастерских и найме работников в Сучжоу, Ханчжоу, Наньцзине встречаются очень часто.

«В Наньцзине из 10 домов 9 являются богачами, имеющими ткацкие мастерские (цзифан)».

«Сильные дома нанимают ткачей, а бедные ткут сами».

Все ткачи, входившие в конце XVII и в XVIII в. в казенные списки гуаньцзи, делились на «ху» (хозяев) и «гун» (работников): были чжиху (ткачи-хозяева), жаньху (хозяева-красильщики), цзигун и чжигун (ткачи-работники), жаньгун (красильщики-работники), чуайгун (лощильщики-работники).

Цзигун, как правило, представлял собой ткача без станка: либо разорившегося цзиху, либо молодого подмастерья, прошедшего курс обучения, но еще не имевшего своих орудий производства.

Термином «Цзиху» обозначались, как правило, ткачи, имевшие свои орудия производства (хотя иногда это название сохранялось и за разорившимся ткачом). Число станков у цзиху могло быть различно — от одного до нескольких десятков. В зависимости от этого он выступая то как наемный ткач, то как хозяин мастерской.

Особенно четко прослеживается этот процесс в Сучжоу: в источниках XVIII — начала XIX в. термин «цзиху» обозначает не только хозяина ремесленной мастерской, но включает в себя и самые различные другие понятия — от мануфактуриста до наемного ткача.