Нельзя недооценить всех преимуществ если купить виниловые пластинки здесь.

Подготовка секретной агентуры

Вопросу подготовки кадров для разведывательной службы правящие круги капиталистических стран всегда уделяли большое внимание.

Джордж Петти в своей книжке «Будущее американской разведки» проповедует идею создания массовой шпионской агентуры из числа американцев, окончивших высшие учебные заведения. Для развития вкуса к шпионской деятельности Петти рекомендует выпускать побольше соответствующей литературы.

В США регулярно производится отбор выпускников колледжей и университетов для работы в органах разведывательной службы. Газета «Нью-Йорк уорлд телеграм энд Сан» несколько лет назад сообщала о том, что Центральное разведывательное управление США приступило к специальному обучению первой группы отобранных выпускников в составе 100 человек. Руководитель отдела подготовки кадров ЦРУ полковник Мэттью Бэрд по этому поводу откровенно заявил, что цель курсов «сделать зарубежную разведывательную работу профессией».

В США создана сеть школ военной разведки. В больших масштабах ведется подготовка кадров секретной агентуры и вне пределов Соединенных Штатов — в Швейцарии, Западной Германии, Австрии, Италии, Франции.

Пожалуй, наиболее широко это дело поставлено в Западной Германии, где создана большая сеть американских разведывательных школ и курсов. Как правило, они размещены в запретных для населения зонах. Одна такая школа размещена, например, на бывшей даче Гитлера вблизи Берхтесгадена. Этой школой одно время руководил американский полковник Смит. Другая школа находится в Вертархофе, недалеко от Мюнхена, одним из ее шефов был американский майор Генри. В этих двух школах только до октября 1951 года получили подготовку более 40 парашютистов-диверсантов, предназначавшихся для переброски в страны народной демократии.

В школе, находящейся поблизости от Мюнхена, в Обераммергау, постоянно обучается около 600 агентов. Школы имеются и во многих других местах Западной Германии (в Эртцхаузене, Роттахе, Бад Висзее, Бад Верисхофене, Кауфбейрене и т. д.).

Все эти учебные заведения имеют самые различные вывески. Поскольку многие разведывательные школы расположены в курортных местечках, они часто существуют под вывеской «пансион для туристов» или «отель», в которых для посторонних «свободных мест нет».

В целях маскировки империалистическая разведка предоставила некоторым «частным» организациям право открывать различные общеобразовательные курсы и школы. К примеру, одна белоэмигрантская организация открыла в Бад Хомбурге Институт для изучения СССР. В Мюнхене размещен Институт по изучению истории и культуры СССР. Институт был основан в 1950 году на средства «Американского комитета борьбы с большевизмом». Он занимает пятиэтажное здание в Мюнхене. В деятельности института принимают участие 80 постоянных сотрудников и 300 разбросанных по всему миру корреспондентов, собирающих и изучающих информацию о Советском Союзе. Результаты этого «изучения» публикуются на нескольких языках. На самом деле эти институты представляют собой вспомогательный орган разведки США. Работой институтов руководят офицеры американской разведки, официально выступающие в качестве советников. Директором института в Бад Хомбурге состоит белый эмигрант Борис Яковлев, настоящая фамилия которого Норман. О его политической физиономии можно судить по тому, что в конце минувшей войны он был комендантом лагеря военнопленных в Прибалтике. К этой же категории принадлежат и «научные сотрудники» институтов.

Остановимся несколько подробнее на том, что собой представляет подготовка секретных агентурных кадров. Американский журнал «Лук» в номере от 12 августа 1952 года писал: «Подготовка кадров (для разведки) может продолжаться годами, и в нее может входить все, что угодно, начиная с изучения сложных электронных приборов и кончая взломом замков и свержением правительств. Сейчас ЦРУ готовит людей, которые могут понадобиться в 1960 году и позднее».

Будущие агенты проходят специальные испытания. Если агента намечают использовать на особо серьезной работе, то в этом случае кандидат в агенты, по словам американских разведчиков подполковника Форда и майора Макбэйна, подвергается «под опытным взглядом психиатров изнурительной трехсуточной процедуре» для окончательного отбора. Для рядовых агентов процедура отбора не столь сложна. Их натравляют на особые сборные пункты, где распределяют по соответствующим разведывательным школам.

Нередко до зачисления в шпионскую школу завербованный подвергается особой политической обработке. Известно, что некоторые завербованные из числа перемещенных лиц направлялись для прохождения такого рода обработки в Париж, где она осуществлялась под руководством белоэмигранта Столыпина, потомка реакционного деятеля царской России.

Лицо, принятое на службу в разведку, перестает быть тем, кем оно было до этого. Если это человек семейный, ему предлагают коротко сообщить своей семье о том, что он убывает в долгосрочную командировку, или что-либо другое. Ему не разрешают ни с кем переписываться, включая близких. Он становится номером в штатных ведомостях, и ему присваивается определенная кличка. Один или в компании с такими же «номерами» он направляется в зашторенной машине в неведомый район, где ему предстоит пройти курс секретного обучения.

Если человек намечается для особо секретной деятельности, то он проходит индивидуальное обучение, во время которого ему приходится соприкасаться с немногими преподавателями и одним — двумя лицами из обслуживающего персонала. Часто обучающийся до последнего момента точно не знает, для выполнения каких именно заданий его готовят.

В целях маскировки контингента школ массовой подготовки агентуры обучающимся там иногда предлагают выдавать себя за «вольнонаемных служащих американской армии», снабженных фальшивыми документами. Агенты американской разведки Храмцов и Галай, обучавшиеся в разведывательной школе в местечке Роттах (Западная Германия), рассказали, что первому из них было рекомендовано выдавать себя за поляка Джорджа Стефана, якобы работающего вольнонаемным шофером в армии США, а второму — за исландца Джона Айнорсона.

Как правило, руководителями разведывательных школ являются американские офицеры. Преподавательский персонал состоит из американцев и беглых преступников из других стран. Нередко преподавателями работают бывшие немецко-фашистские кадровые разведчики. Контроль за подготовкой слушателей осуществляется обязательно офицерами разведки США.

Руководящие лица шпионских школ набираются преимущественно из числа людей, хорошо знающих ту или иную страну. Например, шефом школы в Кауфбейрене состоял майор Рональд Отто Болленбах, бывший в 1946—1947 гг. помощником военно-морского и военно-воздушного атташе США в Москве. В школе он известен под кличкой Пеппер Джим. Разоблаченные и арестованные агенты американской разведки в своих показаниях часто упоминают имя капитана Холлидея (он же «Игорь Сергеевич», он же «Билл» и т. д.), которого считают большим специалистом по подготовке агентуры против СССР.

О методах и средствах подготовки шпионов рассказали разоблаченные в 1960 году американские разведчики В. М. Славнов и М. С. Платовский, сброшенные на парашютах на советскую территорию. Оба они прошли специальную подготовку в школах американской разведки. Их обучали правилам конспирации, подделке документов и печатей, стрельбе из пистолета, прыжкам с парашютом и т. п. Особое внимание уделялось изучению радиосвязи, шифровального дела и пользованию средствами тайнописи.

В качестве преподавателей в школах были хорошо известные американские разведчики Харпер, Ульман, Холлидей. Своих питомцев Холлидей поучал: «Для добычи советских документов используйте все средства — подкуп, взятки и прочее, не останавливаясь перед препятствиями, но будьте осторожны; если надо убить, чтобы завладеть документами, убейте и возьмите их».

Добывание советских документов американская разведка ставит перед своей агентурой как одно из первоочередных заданий. Похищенные паспорта, военные билеты, трудовые книжки, партийные и комсомольские билеты, и другие документы используются для легализации засылаемых в Советский Союз шпионов.

Пойманные шпионы Славнов и Платовский готовились для сбора сведений о расположении ракетных баз и средств противовоздушной обороны. Собранную шпионскую информацию они должны были передавать по рации и сообщать тайнописью по конспиративным адресам в Бельгии, в ФРГ и в Западном Берлине. А вот история одного из воспитателей шпионских кадров. Это — крупный американский шпион Л. П. Бромберг, работавший в Си-Ай-Эй под кличкой «Анди». Во время Великой Отечественной войны, когда Латвия была оккупирована фашистами, Бромберг был сотрудником фашистской полиции в Риге и принимал участие в арестах, пытках и расстрелах советских людей. В конце войны Бромберг бежал в Швецию, где в 1948 году установил связь с американской разведкой. Спустя некоторое время Бромберг был переброшен в Западную Германию и работал там в качестве инструктора разведывательной школы по подготовке агентуры для подрывной работы против СССР. Затем его перевели на работу в Вашингтон, где он находился до переброски в СССР.

Задержать Бромберга удалось благодаря показаниям его подручного Л. Н. Зариньша, которого органы госбезопасности СССР арестовали в 1956 году. Этот Зариньш в годы гитлеровской оккупации Латвийской ССР вместе с отцом, членом фашистской организации, бежал в Западную Германию, откуда в 1949 году выехал в США. Здесь на ферме Тейнтон под Вашингтоном под опытным руководством Зариньш прошел специальную шпионскую подготовку. В результате показаний Заринына стало известно, что американская разведка в ближайшее время готовит переброску в СССР крупного разведчика «Анди» специально для организации подрывной работы в прибалтийских республиках. Органы госбезопасности СССР приняли соответствующие меры, и Бромберг в июле 1957 года был задержан.

Разведка США дала задание «Анди» организовать в Латвии шпионский центр, используя свои связи с латышскими буржуазными националистами. Вместе с Бромбергом было переброшено большое количество разнообразного шпионско-диверсионного снаряжения — огнестрельное оружие, портативная приемо-передающая радиоаппаратура, средства тайнописи, бланки фальшивой документации. На финансирование будущей подрывной деятельности Бромберг получил 450 тысяч рублей.

В шпионских школах, где воспитателями являются такого рода бромберги, завербованных обучают методам добывания разведывательных сведений, их учат фотографировать промышленные и военные объекты, определять типы самолетов и вооружения, маскироваться после перехода границы и т. п.

Добывать шпионскую информацию обучают самыми различными способами: путем личного изучения объекта, когда возможно, вблизи или на расстоянии с помощью военно-полевого бинокля, а также из окна вагона; путем завязывания знакомств со служащими или рабочими предприятия или учреждения, интересующего разведку; незаметного подслушивания разговоров лиц, от которых можно получить нужные сведения, и т. д.

Американская печать всячески расписывает различные новинки, применяемые Си-Ай-Эй для подготовки шпионов. Так, журнал «Лук» пишет: «К числу поразительных учреждений можно также отнести оптическую лабораторию. Там слушателя обучают навыкам быстрого чтения, чтобы он мог быстро изучать документы. Там имеется также необыкновенный, единственный в мире, электронный аппарат, который автоматически подбирает и воспроизводит некоторые виды записанной информации методом фотографирования».

Если агента ЦРУ готовят для «исследовательской работы», то есть для обработки собираемой информации, то его определяют на специальные курсы экономики иностранных государств, в аспирантуру по международному праву или же для получения научной подготовки, которая позволила бы ему делать выводы, обобщать и реферировать техническую литературу, составлять специальные доклады по тем или иным вопросам.

При подготовке кадров так называемой активной разведки особое внимание уделяется изучению организации диверсионных и террористических актов, проводятся практические занятия по похищению документов и людей, слушателей обучают приемам побега из-под конвоя, методам рукопашной схватки и т. д. На практических занятиях их обучают стрельбе из боевого оружия и показывают, как пользоваться различными приспособлениями для осуществления диверсий, в частности взрывчаткой.

Кроме того, слушателей обучают технике подделки документов и печатей, работе на американских радиостанциях специальной конструкции, умению пользоваться шифрами и применению тайнописи для связи с разведцентром.

Но во всех случаях слушатели школ изучают такие дисциплины, как география, история, экономика, политика, их знакомят с обычаями той страны, где им предстоит «работать». Обязательными также являются занятия по топографии ла местности: групповые и индивидуальные марши днем и ночью, в ясную и облачную погоду, ориентация по местным предметам и по звездам, хождение по азимуту, передвижение по тайге и тундре.

Изучение иностранных языков в школах разведки ведется преимущественно по так называемому скоростному методу, в основе которого лежит овладение главным образом устной речью. Американский журнал «Лук» сообщал: «Школа языков ЦРУ обучает 68 языкам, начиная с французского и кончая пушту… Обучение китайскому языку требует двух лет, а арабскому несколько меньше».

К большинству будущих разведчиков предъявляется требование изучать русский язык. Слушатели школ американской разведки в течение многих часов сидят в специальных кабинах, слушая записанные на пластинки уроки. Спустя полтора — два месяца напряженных занятий они уже в состоянии читать советские газеты.

В подготовке шпионов есть еще и «деликатная» часть. Надо убедить агента в том, чтобы он ни при каких обстоятельствах не выдал своих хозяев. С этой целью агенту внушают, что если он вздумает изменить США или добровольно явится с повинной в органы безопасности той страны, куда его заслали, то его все равно ждет расстрел. От агента требуют, чтобы в случае провала он ни под каким видом не раскрывал себя как американского агента и чтобы мог уводить следствие подальше от правды.

Агент американской разведки А. М. Новиков, добровольно сдавшийся органам госбезопасности СССР, рассказал о последнем предупреждении, сделанном ему перед переброской на советскую территорию: в случае задержания советскими органами безопасности он должен был отравиться выданным ядом. Если же это не удастся сделать и Новиков будет захвачен, то в этом случае он должен категорически отрицать свою связь с американцами, а дать показания о своей связи с французской разведкой, которой он якобы подготовлен на территории Западной Германии и затем ею заброшен в СССР.

Средством избежать последствий провала американская разведка считает самоотравление агента. Для этого в воротнички рубашек, в обшлага рукавов или другие места одежды зашиваются ампулы с мгновенно действующим ядом. Стоит только надкусить такую ампулу, и смерть наступает немедленно.

Для женщин-агентов американская разведка изобрела другой способ самоотравления. При разоблачении в ноябре 1956 года в Чехословакии группы американских шпионов у арестованных была обнаружена губная помада, с помощью которой они могли отравляться.

В связи с такого рода практикой американской разведки нельзя обойти молчанием одно любопытное сообщение агентства Ассошиэйтед Пресс. 3 сентября 1956 года консультант по научным вопросам военно-медицинского управления американской армии Джеймс Миллер выступил с предложением снабжать смертоносными цианистыми пилюлями служащих вооруженных сил США, знакомых со сверхсекретной информацией, чтобы эти служащие могли проглотить яд в случае опасности быть захваченными в плен.

Джеймс Миллер, психиатр университета штата Мичиган, во время второй мировой войны руководил отбором секретных агентов для разведки США. Упомянутое предложение Миллер сделал на специальном заседании, посвященном вопросам идеологической обработки, во время ежегодной конференции американской ассоциации психологов.

Некоторые особенности подготовки агентурных кадров имела немецко-фашистская разведка. Краеугольным камнем ее системы был сугубо индивидуальный отбор кандидатов. После прихода Гитлера к власти в Германии была создана обширная сеть специальных учебных заведений, подготовивших десятки тысяч секретных агентов.

Для того чтобы быть принятым в фашистские разведывательные школы, нужно было предварительно пройти курс общеобразовательной подготовки в одной из окружных «школ Адольфа Гитлера». Их насчитывалось свыше тридцати, и число обучавшихся в них доходило до 40 тысяч.

Молодежь, окончившая «школы Адольфа Гитлера», отпускалась к месту жительства для «практического изучения жизни»; все эти годы она находилась под особым наблюдением и контролем. После такого своеобразного испытательного срока производился окончательный и притом весьма строгий отбор лиц, пригодных для специальной работы, затем отобранные получали агентурную подготовку в одной из школ.

Ознакомление с методами и содержанием учебного процесса, внутренним распорядком и техническим оборудованием школы в Фалькенбурге дает ясное представление о том, как готовились в фашистской Германии ее разведывательные кадры.

Школа «восточного направления» в Фалькенбурге официально именовалась «Орденсбург Крессинзее». Занимаемая ею площадь была отгорожена от внешнего мира высокой глухой стеной, на которой виднелись надписи: «Проникновение без пропуска за ограду карается смертью». От станции Фалькенбург к школе была проложена специальная железнодорожная ветка.

По окончании всех проверок слушатель, зачисленный в школу, приводился к специальной присяге, затем его обучали различным видам и формам ведения агентурной разведки. Преподавание по каждой из агентурных дисциплин обязательно сопровождалось практическими занятиями и лабораторным освоением предмета. Техническая вооруженность школы была весьма солидной. Так, например, в «кабинете диверсий» любой аспирант мог получить полное представление о самых современных технических средствах, с помощью которых осуществляются диверсионные акты на различных военных или промышленных объектах. В другом кабинете были сосредоточены все средства и аппаратура для ведения тайной бактериологической войны и т. д.

В школьных лабораториях имелись различные приборы для тайнописи, сложнейшие шифровальные аппараты, усовершенствованные фотокопировальные машины, микроскопы различных систем, фотоаппараты самых малых размеров, фонографы, портативные радиопередатчики и десятки других образцов сложнейшей агентурной техники. В химической лаборатории аспиранты изучали рецептуру и способы приготовления различных средств тайнописи. При школе имелись специальный кабинет с большим количеством гримировальных принадлежностей, лаборатория для приобретения навыков быстрого переодевания.

Для того чтобы обеспечить аспирантам в будущем возможность наиболее успешно легализоваться под «крышей» какой-либо профессии, они обучались на курсах бухгалтеров, фармацевтов, в скульптурной мастерской, ателье мод и т. д.

Исключительно широко была поставлена в школе физическая и спортивная подготовка. Школа имела собственный аэродром с десятком спортивных самолетов, ипподром, велодром, водную станцию. Огромный спортивный зал был приспособлен к любым состязаниям, включая футбольные матчи.

Разнообразные физические упражнения в виде длительных пеших и лыжных переходов, преодоления колючих изгородей, рвов и других преград, бег по пересеченной местности должны были способствовать всесторонней закалке обучающихся и воспитанию выносливости, настойчивости и умения приспосабливаться и действовать в любой обстановке.

За годы второй мировой войны для подрывной работы только против СССР школой в Фалькенбурге было подготовлено 1500 агентов. Немалое количество агентов школа выпустила для подрывной работы и против других стран «восточного направления».

О том, какое значение придавало нацистское руководство школе «Орденсбург Крессинзее», можно судить по тому, что сюда не раз приезжал Гитлер. Однажды, вероятно для ознакомления с опытом подготовки агентурных кадров, здесь побывал и Муссолини.

Весьма любопытными являются те 20 «заповедей», своего рода кодекс разведчика, которыми германская разведка рекомендовала руководствоваться своим агентам. Приведем некоторые из этих «заповедей».

«В разведке не существует соображений морали. Лучшим работником в этой области является тот, кто не руководствуется никакими нравственными принципами. Цель должна быть достигнута любыми средствами.

Агенту должны быть полностью чужды такие чувства, как сентиментальность и страх…

Твердая воля, трезвый ум, сообразительность, хладнокровие и бесстрашие являются основными качествами секретного агента.

Прежде чем приступить к выполнению задания, выработайте план действий. От предварительного и тщательного продумывания всех возможных обстоятельств, какие могут возникнуть в ходе операции, зависит ваш успех, а может быть, и сохранение вашей жизни.

Будьте осторожны. Следите даже за собственной тенью. Помните, что каждый из окружающих вас может подслушивать и наблюдать за вами.

Не доверяйте никому. Не забывайте, что лишь тот агент, который следует этому правилу, гарантирован от провала. В разведке «тот, кто живет один, живет дольше».

Старательно скрывайте знание иностранного языка, чтобы было легче работать.

Свидания с лицами, передающими вам информацию или документы, назначайте как можно дальше от места их жилья и от участка агентурной работы.

Упражняйте свою память: она является самым надежным и безопасным средством сохранения тайны…

Ваши донесения должны быть точными и достоверными. Доносите только факты, а не свое личное мнение. Вы должны лишь фотографировать факты и события, но не рассуждать о них…»

Все сказанное о секретной агентуре германской разведки относится в первую очередь к ее профессиональным кадрам. Иным был подход германской разведки к огромной армии агентов не немецкой национальности. С этой категорией лиц, за редким исключением, вообще особенно не церемонились. Из них стремились выжать все, что возможно, в большинстве случаев мало заботясь об их долговечности.

В самый последний период существования «Третьей империи» нацисты еще более активизировали подготовку агентурных кадров, предназначенных для послевоенной подрывной деятельности. Было открыто много новых разведывательных школ. Так, например, в Вене начали готовить шпионов и диверсантов специально для работы в балканских странах. Командование школы в Фалькенбурге получило указание разработать проект увеличения числа слушателей до 700 человек.

Победоносное и быстрое наступление Советской Армии сорвало эти планы в отношении Фалькенбургской школы, руководители которой не только не получили возможности приступить к осуществлению полученных указаний, но и не смогли обеспечить уничтожения наиболее ценного имущества и документов.

В последнее время из сообщений западногерманской печати стало известно, что прежняя гитлеровская система подготовки агентурных кадров восстановлена.