Подробное описание радикулит симптомы и лечение тут.

На южных подступах к СССР

В годы второй мировой войны существовала самая тесная связь между турецкой и германской разведками.

Приобретший скандальную известность турецкий генерал в отставке Хюсейн Эркилет был усердным поставщиком шпионов гитлеровцам. Через его посредство зимой 1941 года были завербованы для отправки в Крым два пантюркиста — адвокаты Мюстегиб Фагиль и Эдиге Кемель. Им дали задание помочь германской разведке установить связи с антисоветскими элементами в Крыму.

В середине мая 1942 года германский посол в Турции фон Папен доносил гитлеровскому министру иностранных дел фон Риббентропу о том, что его посетил генерал Мюссель Баку-паша. Последний рассказал фон Папену о своей беседе с руководителем турецкого генерального штаба. Руководитель генштаба, как указывалось в донесении фон Папена, заверил, что будет оказана помощь при заброске немецких агентов для выполнения заданий разведки на Кавказе. Было дано также обещание передать в распоряжение германской разведки значительное число состоявших на службе в турецкой армии «бывших кавказских и особенно азербайджанских офицеров, которые прекрасно знают страну», то есть Кавказ. Одновременно генерал Баку-паша передал фон Папену полученные им в турецком генеральном штабе некоторые данные об оборонных предприятиях, построенных в СССР. Таким образом, турецкая разведка, получившая от своей агентуры шпионские сведения о Советском Союзе, поспешила поделиться ими с германской разведкой.

Во время второй мировой войны Турция занимала среди нейтральных стран одно из первых мест по обилию немецко-фашистской агентуры, облюбовавшей ее территорию в качестве плацдарма для всевозможных подрывных действий против Советского Союза.

Гитлеровским агентам был широко открыт доступ на службу в турецкую полицию и контрразведку. Например, в этих органах работал Азиз — старый агент германской разведки. Многие сотрудники органов государственной безопасности Турции были командированы в Берлин, Гамбург и Вену для заимствования у гестапо опыта борьбы с демократическим движением.

Благосклонность турецкого правительства к германскому послу в Турции фон Папену демонстрировалась совершенно открыто. На улицах за ним всегда следовали полицейский в форме и группа агентов контрразведки в штатском. «Вам лучше всего перейти на другую сторону, — метко заметил один иностранный журналист, посетивший Анкару в 1944 году, — когда вы увидите, что навстречу идет Папен. Полицейский, который его сопровождает, может сначала выстрелить в вас, а потом посмотреть ваш паспорт».

Используя благосклонное отношение турецких властей, гитлеровцы действовали в Турции как в своей вотчине и использовали ее территорию для шпионской работы против стран, участвовавших в войне с Германией. Для наблюдения за некоторыми иностранными дипломатическими представителями фон Папен создал в Анкаре специальную сыскную службу. Не менее 200 агентов наружного наблюдения, располагавших достаточным количеством автомашин, ежедневно занимались слежкой за иностранными дипломатами.

В послевоенное время Турция стала средоточием шпионской агентуры. Город Стамбул, например, наводнен иностранными шпионами. Среди них множество бывших агентов гитлеровской разведки и разведок других фашистских режимов, уничтоженных в результате второй мировой войны. Некоторое время вся эта фашистская нечисть была безработной и, разумеется, была готова продаться разведке любого капиталистического государства. Теперь часть этой публики подобрана американской и английской разведками. В Стамбуле существует своего рода «информационная биржа», на которой происходит купля-продажа самой разнообразной шпионской информации по сходным ценам — от нескольких десятков до многих сотен и даже тысяч долларов.

Представители некоторых империалистических разведок, орудующие в Турции, прибегают к весьма наглым методам добывания шпионской информации. Наиболее удачливым считается секретный агент, похитивший сумку с дипломатической почтой. На турецкой территории отмечено изрядное число случаев, когда дипкурьеры различных стран «теряли» дипломатическую почту. Погоня за такой добычей часто сопровождается убийствами. Так, однажды близ Стамбула был убит в спальном купе экспресса швейцарский дипкурьер.

В октябре 1949 года в Стамбуле был создан филиал центрального разведывательного органа США. Возглавил этот шпионский центр американец Лемборн, являвшийся в свое время заместителем начальника Бюро стратегических услуг. Отделения центра, созданного в Стамбуле, существовали во многих городах Турции.

Много есть в Турции районов, к которым американская разведка проявляет повышенный интерес. Но ни об одном из них иностранная печать не публикует столько сообщений, сколько о горе Арарат. Склоны горы скалисты, пустынны и малодоступны для восхождения. Но это не останавливает различного рода «исследователей». Кто только не побывал в районе горы Арарат за последние годы!

Это и понятно. Знаменитый потухший вулкан, величественно поднимающийся на стыке советско-турецкоиранской границы, представляет собой прекрасный наблюдательный пункт. С вершин Большого и Малого Арарата, достигающих соответственно 5156 и 3914 метров высоты, можно на большое расстояние просматривать советскую территорию.

Начиная с 1949 года английские дипломаты, американские археологи, альпинисты воспылали непреодолимым желанием найти… Ноев ковчег. Первым, кто заинтересовался этим, был атташе английского посольства в Тегеране Эгертон Сайкс. Весной 1949 года этот новоявленный следопыт обнародовал, что он намерен взобраться на вершину горы Арарат, где, по библейскому преданию, ковчег Ноя застрял во время всемирного потопа. Три месяца экспедиция Сайкса в составе фотографа, кинооператора, альпиниста и археолога занималась поисками Ноева ковчега…

С тех пор как Турция приобщилась к Североатлантическому блоку, интерес к горе Арарат необычайно возрос. В сентябре 1952 года здесь появился генерал Риджуэй, в то время главнокомандующий вооруженными силами Североатлантического блока, инспектировавший турецкие воинские части и пограничные заставы на турецко-советской границе. Риджуэй поднялся на высоту в три тысячи метров и, как сообщал корреспондент агентства Франс Пресс из Анкары, «окинул оттуда взглядом необъятные пространства советской территории».

Сопровождавший Риджуэя американский фотокорреспондент запечатлел момент, когда тот, с вожделением прильнув к стеклам мощной стереотрубы, установленной на турецком пограничном посту, осматривает советские просторы. Одна из американских газет опубликовала этот любопытный снимок, озаглавив его «Риджуэй смотрит на Россию».

Летом 1954 года в Турцию прибыл очередной американский «альпинист», некто Джон Лииби. Как об этом сообщалось в печати, турецкое посольство в Вашингтоне одобрительно отнеслось к его проекту восхождения на гору Арарат для поисков Ноева ковчега. Пробыв достаточно времени на горе Арарат, Лииби заявил, что он наконец нашел остатки легендарного судна. Заявление Лииби вызвало большую сенсацию в турецкой прессе, но неожиданно последовало разъяснение американского посольства в Анкаре о том, что никакого Лииби оно не знает. Таким образом, стало понятно, что турецкая пресса разболтала то, о чем собирались умолчать американцы. Этот конфуз, однако, не помешал Лииби заявить, что он намерен снова забраться на гору, «когда прояснится погода».

В конце 1957 года корреспондент агентства Юнайтед Пресс Рассел Джонс передавал из Самсуна (Турция): «Высоко на вершине горы, господствующей над этим турецким черноморским портом, горсточка служащих американских военно-воздушных сил наблюдает с помощью радарной установки за Советским Союзом…» «Это всего лишь одна из многих американских баз на побережье», — сказал Расселу Джонсу один американец.

Касаясь той же темы, в феврале 1959 года нью-йоркский корреспондент французской газеты «Фигаро» Соваж сообщал, что одна из наиболее крупных наземных электронных станций находится, по-видимому, в турецком городе Ване, который расположен недалеко от границ Ирака и Ирана и на небольшом расстоянии от Советской Армении.

В связи с этим следует привести слова бывшего шефа Си-Ай-Эй Аллена Даллеса. Выступая 15 октября 1959 года, он сказал: «Мы чувствуем, что научная сторона сбора разведывательной информации должна быть доведена до такого уровня, когда радары и электронные приборы будут иметь тенденцию занять место разведчицы Мата Хари, действовавшей несколько десятилетий тому назад».

Своих агентов иностранные разведки стараются перебрасывать в Советский Союз через наши южные границы.

В 1951 году в СССР были задержаны два американских диверсанта — Османов и Саранцев. По выполнении своих заданий они должны были перейти советско-турецкую границу и явиться в город Карс. В этом турецком городе, как им указали, они встретились бы с офицером американской разведывательной службы. Совершенно очевидно, что город Карс служит местом пребывания одной из резидентур разведки США.

В 1956 году в советские органы безопасности с повинной явился бывший агент американской разведки Р. П. Мороз. Он рассказал, что после прохождения специальной подготовки в Западной Германии его вместе с американскими офицерами на четырехмоторном транспортном самолете № 05533 доставили в Турцию и оттуда перебросили в СССР. Другой агент американской разведки В. Н. Кравец-Сорокин, задержанный в СССР, сообщил, что по выполнении задания ему было предложено возвратиться на Запад через Турцию. Для перехода советско-турецкой границы ему был дан пароль «Демир топрак». По этому паролю турецкие военные власти должны были немедленно доставить его в американскую разведку.

Турецкие реакционеры охотно предоставляют иностранным разведкам возможность использовать территорию Турции для осуществления своих шпионских операций. Интересные факты в этой области приводит грузинский эмигрант III. Н. Маглакелидзе, прибывший из Берлина и получивший разрешение на проживание в СССР. Как он рассказывает в 1948 году главарь грузинских меньшевиков Жордания по заданию английской разведки завербовал и через Турцию пытался перебросить в СССР грузинских эмигрантов. Но из этой затеи ничего не получилось, так как два шпиона погибли при первой же попытке перейти советскую границу.

В июле 1949 года лично к Маглакелидзе обратились сотрудники аппарата военного атташе США в Италии полковник Банше и майор Фаррис. Склоняя к вступлению в разведку, говорит Маглакелидзе, они заявили: «Вооруженное вторжение без разведывательной подготовки не стоит гроша. Мы хотим организовать настоящую разведывательную службу вдоль всей советско-турецкой и советско-иранской границ. Для осуществления этой задачи нам нужны главным образом грузины и армяне. Нам необходимо собрать полную разведывательную информацию о Закавказье и организовать там саботаж и диверсии…»

От другого главаря грузинских меньшевиков, Гегечкори, Ш. Н. Маглакелидзе узнал, что в Иран был направлен Виктор Хомерики, который занимался там под руководством английского разведчика Стрекера организацией перебросок в СССР агентуры и другой подрывной работой.

— В ноябре 1952 года, — рассказывает Маглакелидзе, — главарь дашнаков Навасардян и его ближайший помощник Дро Канаян, прославившийся среди эмигрантов убийствами и грабежами своих соплеменников, говорили, что они получают от американской разведки крупные суммы денег на организацию шпионских и террористических групп в Иране, Турции и других странах Ближнего и Среднего Востока. Эти группы готовились для заброски в Советский Союз.

Факты свидетельствуют, что контрреволюционная партия армянских националистов «дашнакцутюн» является пристанищем шпионско-диверсионной агентуры, Выходящая, в Бейруте армянская газета «Арарат» как-то опубликовала секретный документ, принадлежащий дашнакской партии, в котором содержались инструкции отделениям дашнаков в Ливане и Сирии относительно подбора шпионов и диверсантов для засылки их в Советский Союз. Установлено, что этот документ составлен одним из главарей дашнакской банды, находящейся во Франции.

Сообщение Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР, опубликованное 20 мая 1955 года, свидетельствовало о фактах антисоветской подрывной деятельности турецкой разведки. Органы госбезопасности СССР обнаружили и арестовали шпионов Измайлова Амита, Зейналова Оруджа и Асланова Катиба.

Измайлов, по происхождению крымский татарин, находясь в рядах Советской Армии, в июле 1942 года изменил родине и перебежал на сторону противника. В 1948 году он в составе группы «перемещенных лиц» был доставлен в Турцию, где его завербовала турецкая разведка. Под руководством офицера турецкой разведки Измайлов получил обстоятельную подготовку для ведения подрывной работы на территории СССР. Такую же подготовку прошли Асланов и Зейналов, турецкие граждане, завербованные турецкой разведкой.

По окончании подготовки Зейналов и Асланов были переброшены в СССР через сухопутную границу. Измайлов же был заслан в СССР из Синопа под видом рыбака на специальной моторной лодке в район г. Алушты. Все шпионы были снабжены оружием, советскими деньгами и другими необходимыми средствами для проведения шпионской работы. При отправлении из Турции шпионам было указано, чтобы они прочно обосновались в СССР и прежде всего любыми средствами добыли подлинные советские документы.

Все трое турецких шпионов получили задание собирать шпионские сведения о частях Советской Армии и Флота, промышленных предприятиях и других важных оборонных объектах в Крыму и Закавказье. Асланову и Зейналову было предписано после сбора интересующих турецкую разведку сведений самостоятельно возвратиться в Турцию, а Измайлову поручалось с помощью выданной ему радиостанции установить шифрованную связь с турецкой разведкой для передачи шпионской информации и получения дальнейших указаний.

Обосновавшись на советской территории, Измайлов не использовал возможности явиться с повинной, чем он мог бы реабилитировать себя. Напротив, он некоторое время старался выполнять данные ему турецкой разведкой шпионские задания. В г. Кишиневе он спрятал агентурную приемо-передаточную радиостанцию и другое шпионское снаряжение. Зейналов и Асланов при задержании оказали вооруженное сопротивление.

По приговору суда шпионы были расстреляны.