Ремонт компьютерной техники рекомендуем заказывать на star-print.com.ua.

«Легальная оппозиция»

На первом этапе развития стран народной демократии главные усилия врагов социализма были направлены на создание в странах народной демократии так называемой «легальной оппозиции».

В Варшаву из Лондона с этой целью был экспортирован Миколайчик и вместе с ним большая группа его подручных, находившихся в эмиграции. Вокруг Миколайчика начали группироваться все реакционные элементы Польши. В Болгарии «легальную оппозицию» возглавляли Никола Петков. Димитров (Гемето), Коста Лулчев, в Румынии — лидеры так называемых «исторических» партий Маниу, Братиану и другие.

Оппозиционные партии широко вовлекали в свои ряды бывших членов всех распущенных и запрещенных фашистских партий и групп. Таким путем реакция пыталась на легальной почве сплотить все враждебные новому строю силы, до того разрозненные, и объединить их под общим руководством. Вместе с тем «легальная оппозиция» установила контакт с теми фашистскими элементами, которые создали для борьбы с народной властью подпольные организации.

Как известно, в результате хозяйничания антинародных режимов и гитлеровской оккупации страны Центральной и Юго-Восточной Европы к концу войны пребывали в состоянии экономического упадка. «Легальная оппозиция» широчайшим образом использовала такое положение для борьбы с народной демократией. «Оппозиция» призывала крестьян прятать хлеб, резать скот, саботировать хлебопоставки государству; ее агентура в органах распределения срывала снабжение промышленных центров, гноила на складах продовольствие. Проникая в промышленность и в финансовые органы, враги нового строя стремились скрыть запасы сырья, предназначавшегося для снабжения заводов и фабрик, лишали их необходимых кредитов, преднамеренно задерживали выдачу заработной платы рабочим и служащим.

Используя тяжелое продовольственное положение, создавшееся в Румынии, главари реакционных партий пытались с помощью специально созданных ими групп провокаторов вызвать народные волнения. В Чехословакии фашистская агентура организовала в городе Усти-на-Лабе большую диверсию: взрывом и последовавшим затем пожаром был уничтожен крупнейший сахарный завод Красно-Бжезно, а также несколько других предприятий.

В Польше реакционное руководство партии, возглавляемой Миколайчиком, стремилось создать атмосферу анархии и неуверенности. Фашистская агентура всячески стремилась проникнуть в органы безопасности, чтобы использовать их для различного рода провокаций.

Подрывная деятельность польской реакции особенно усилилась в 1946 году в период подготовки к первым выборам в польский сейм.

Для координирования предвыборной борьбы реакционеры создали «Согласительный комитет подпольных организаций и партий», который вступил в непосредственный контакт с посольствами в Варшаве.

В Румынии «легальная оппозиция» с первых же дней ее возникновения действовала также в тесном контакте с фашистским подпольем. После освобождения страны Советской Армией по указанию руководства реакционных партий были созданы так называемые «добровольческие батальоны». В начале 1945 года скрывшиеся от правосудия главари этих батальонов создавали такие подпольные террористические организации, как «Черные сермяги», «Гайдуки Авраама Янку», «Вооруженная группа Синая» и другие контрреволюционные группы.

Для руководства заговором с целью свержения народно-демократического строя в Румынии были образованы два центра: один возглавлял Маниу, а другой — крупнейший румынский капиталист Макс Аушниг. Заговорщики установили связь с политическим представителем Соединенных Штатов в Бухаресте Бартоном Берри и советником американской миссии Мельбурном. Последний лично получал от них интересовавшие его сведения. Так, шпион Сердич, член реакционной партии, передал ему данные о состоянии румынской армии, о сборе и распределении зерна и другую секретную информацию.

Главири заговорщических организаций составили совместно с представителями американской разведки план антиправительственного выступления и приступили к созданию подпольных политических и военных групп в стране и за границей. В составе американской миссии в Бухаресте работали тогда два офицера военной разведки — Гамильтон и Хэлл. Они направляли подрывную деятельность заговорщиков.

Между заговорщиками и американской разведкой был заключен своего рода договор, для обсуждения которого было созвано специальное совещание, происходившее в особняке известного румынского капиталиста Штирбея. Для руководства подрывной деятельностью заговорщиков внутри страны было решено создать «Секретный политической комитет» в составе ограниченного числа доверенных лиц.

Террористические группы разработали план убийства руководителей народной власти и Коммунистической партии. Они собирались взорвать поезд, на котором члены правительства возвращались в Бухарест после посещения ими Москвы. Потерпев неудачу, заговорщики готовили второе покушение.

Как показал один из террористов, Г. Ману, заговорщики намеревались взорвать зал заседаний парламента во время торжественного собрания, на котором должны были присутствовать все члены правительства и депутаты, в том числе и все руководство Коммунистической партии и Всеобщей конфедерации труда. Предполагалось вырыть в погребе близлежащего дома подземный ход к залу заседаний парламента длиной около 300 метров. Во время торжественного заседания зал должен был взлететь на воздух от большого количества взрывчатого вещества, которое предполагалось заложить в конце подземного хода.

Все эти злодейские планы были сорваны благодаря бдительности Коммунистической партии, народно-демократического правительства и его органов безопасности.

В Болгарии «легальная оппозиция» также стала на путь организации тайного заговора против народной власти. Болгарские оппозиционеры возлагали особые надежды на фашистски настроенную часть офицеров. По указанию Николы Петкова были созданы подпольные военные фашистские организации: «Военный союз», «Нейтральный офицер», «Царь Крум». Целью их являлось свержение правительства путем вооруженного мятежа. В начале 1947 года Петков дал задание приступить к диверсиям и террористическим актам, чтобы вызвать в стране беспорядки, недовольство и анархию и тем самым создать обстановку, которая позволила бы империалистам ввести на болгарскую территорию свои войска. Главари болгарской оппозиции Никола Петков, Коста Лулчев и другие поддерживали связь с американским представителем Барнсом, английским представителем Босуэллом и руководствовались их указаниями.

Особое внимание империалистическая реакция в те годы уделяла подрывной работе против Чехословакии, Опираясь на своих заграничных покровителей, чехословацкие реакционные партии и их представители, входившие в состав правительства, с исключительной яростью противодействовали осуществлению демократической программы Национального фронта. В своей антинародной деятельности реакционеры в Чехословакии из месяца в месяц становились все более наглыми и открыто использовали каждую возможность, чтобы действовать во вред интересам трудящихся.

В феврале 1948 года чехословацкая реакция, организовавшая заговор против республики, перешла к открытым действиям. 20 февраля министры из реакционных партий подали в отставку, рассчитывая таким путем взорвать правительство Национального фронта.

План своих действий заговорщики разработали до мельчайших деталей. Прежде всего, они намечали захват пражской радиостанции и зданий государственных и общественных учреждений. С помощью вооруженных отрядов заговорщики намеревались захватить в свои руки власть. Только благодаря бдительности Коммунистической партии Чехословакии и своевременно принятым мерам была устранена опасность, нависшая над чехословацким народом.

Таким образом, в первый период существования народно-демократических режимов империалистическая реакция, задавшаяся целью реставрировать в странах Центральной и Юго-Восточной Европы капиталистический строй, не допустить развития этих стран по социалистическому пути, делала ставку на так называемую «легальную оппозицию». Реакционные круги США и Англии рассчитывали, что при ее помощи им удастся разбить в странах народной демократии единство трудящихся, изолировать коммунистические и рабочие партии, создать антидемократическое большинство в законодательных органах и таким путем свергнуть народные правительства. Свою «легальную» деятельность внутренняя реакция все время сочетала с широко развернутой подготовкой вооруженных выступлений, со шпионажем и диверсиями.