Уникальные комплектующие для принтеров станут украшением чего угодно.

«День Икс»

В начале 1948 года советские оккупационные власти в Германии раскрыли шпионскую группу во главе с бывшим полковником гитлеровской армии Пинкертом.

Последний признал на следствии, что его группа является филиалом шпионской организации, в которую он был завербован в 1946 году. Пинкерт показал, что организацию финансируют американские разведывательные органы и крупные немецкие промышленники.

Сам Пинкерт несколько раз нелегально приезжал в советскую зону, где вербовал знакомых офицеров бывшей гитлеровской армии и собирал для американской разведки сведения военного, экономического и политического характера, в частности, сведения о деятельности военных комендатур.

Особенно усилилась тайная подрывная деятельность на территории Германии после образования Германской Демократической Республики. В августе 1950 года в Бонне проходило секретное совещание, созванное по указанию тогдашнего американского верховного комиссара в Германии Макклоя. На совещании, как сообщила немецкая демократическая печать, был разработан план подрывной деятельности против ГДР.

Один из участников совещания, майор американской разведки Ф. Рашберг, указав, что в борьбе с Восточной Германией нельзя гнушаться никакими средствами, сделал особый упор на организацию диверсионных актов. При этом он заявил, что специальные эксперты должны разработать соответствующие инструкции по проведению диверсионных актов. «Мы не поскупимся миллионами для борьбы против восточного Германского государства», — сказал Рашберг.

Главной базой для подрывной работы, а также местом размещения многочисленных шпионских и диверсионных организаций стал Западный Берлин; это подтвердил, в частности, осведомленный английский журналист Джон Питт, который писал: «Географическое положение города, находящегося в самом сердце Германской Демократической Республики, облегчает возможность организации шпионажа и диверсий в любой форме — от поджогов на крупнейших предприятиях до попыток подорвать экономику республики при помощи незаконного вывоза и хищения столь необходимого для промышленности металлического лома. Одновременно Западный Берлин служит также базой, которую американцы, англичане и французы пытаются использовать для ведения шпионажа, направленного против Советского Союза».

В Западном Берлине возникла густая сеть различных подрывных организаций. Как сообщал летом 1953 года один английский еженедельник, в Западном Берлине тогда действовало свыше тридцати шпионско-диверсионных организаций, которые были созданы и субсидировались западными державами. В 1958 году таких организаций было уже больше шестидесяти.

Что представляли собой некоторые из этих организаций? Например, во второй половине 1949 года был создан диверсионно-шпионский центр под названием ФПО («Объединение политических беженцев Востока»). На этот центр возлагалась задача организовать засылку на территорию Германской Демократической Республики подрывной агентуры, вести в пределах республики вербовку предателей и изменников, а также собирать в Западном Берлине уголовные элементы, скрывшиеся от наказания за совершенные ими в Восточной Германии преступления, чтобы использовать их для шпионажа и диверсий.

В Западном Берлине была создана шпионско-диверсионная группа, именуемая «Следственный комитет свободных юристов». Группу возглавлял агент американской разведки адвокат Хорст Эрдман, шпионская кличка которого Тео Фриденау. Для подрывной работы против Германской Демократической Республики «Следственный комитет» использовал работников бывшей гитлеровской юстиции и гестапо.

Корреспондент английского журнала «Нью стейтсмен энд Нэйшн» Мартин Кингсли писал: «Один мой друг, который изучал работу «Следственного комитета», рассказывал мне следующее: «Штаб-квартира «свободных юристов» в Западном Берлине напоминает роскошную пригородную виллу. Однако когда вы входите в нее, вы попадаете в улей… Спальни, ванные, мансарды превратились в комнаты, где свыше восемнадцати следователей допрашивают немцев, прибывающих в этот дом ежедневно со всех концов восточной зоны. «Свободные юристы» собирают сведения о положении ц восточной зоне. Мой друг видел обширную картотеку, содержащую детальные сведения о частной и общественной жизни немецких официальных лиц, а также других лиц и предпринимателей, сотрудничающих с русскими».

Американский журналист Вехсберг привал данные о деятельности «Следственного комитета свободных юристов». Он писал, что комитет имеет более трех тысяч оперативных работников, доставляющих ему сведения из Германской Демократической Республики. По словам Вехсберга, комитет поддерживает контакт со всеми подпольными организациями, которые действуют на территории ГДР.

В Западном Берлине действует организация, именующая себя «Группой борьбы против бесчеловечности». Ее создал некий Хильдебрандт, тесно связанный с американской разведкой. Во время Третьего Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Берлине эта бандитская группа организовала ряд провокаций. Участники группы, вооруженные пистолетами, кастетами и фосфорными ампулами, нападали на служащих народной полиции, распространяли антидемократическую литературу, совершали налеты на помещения демократических организаций. Все эти действия осуществлялись по указанию разведок.

Под какими только вывесками не маскируются находящиеся в Западном Берлине шпионские организации! Одна из них выступала под названием «Института производственной гигиены». Во главе этого шпионского центра был поставлен бывший генерал гитлеровской армии Деринг, он же Фламменберг. Его заместителем назначили бывшего полковника полиции. Американская разведка поручила этому институту создать на территории ГДР разветвленную разведывательную сеть, формировать из завербованных агентов группы по три человека, снабжать их радиопередатчиками, поддерживать с ними радиосвязь и использовать их для сбора шпионской информации. Институт создал агентурные пункты, развернувшие свою деятельность в указанном направлении. Однако вся шпионская сеть института была ликвидирована органами государственной безопасности ГДР.

Все шпионско-диверсионные организации, действующие в Западном Берлине, ведут широкую вербовочную работу. «Чем больше мы будем иметь шпионов, — заявил руководитель отдела по экономическим вопросам «Следственного комитета свободных юристов» Линзе, — тем больший ущерб мы сможем принести хозяйству восточной зоны».

Для пополнения своих кадров эти организации пытаются использовать безработных Западного Берлина. Немецкий журнал «Ди Вельтбюне» писал по этому поводу: «В ночлежке, без работы, без денег, деморализованные, живущие среди профессиональных преступников, люди легко становятся добычей вербовщиков в иностранный легион, в промышленную полицию, в фашистскую «Группу борьбы против бесчеловечности» или непосредственно в американскую разведку. За пять марок или даже за несколько американских сигарет они делают все, что от них потребуют».

Активно действуют вербовщики империалистических разведок среди уголовников. Здесь для них широкое поле деятельности, так как в Западном Берлине много безработных и различных уголовных элементов.

Вербовка агентуры ведется прежде всего в так называемых лагерях для беженцев. Каждого намеревающегося попасть в такой лагерь принуждают дать клятву в том, что он подвергался преследованиям в Германской Демократической Республике. Только после подписания такой клятвы ему предоставляют место в лагере.

Газета «Берлинер цейтунг» опубликовала статью, разоблачающую методы, с помощью которых ведется вербовка в лагерях для беженцев. «Спустя 3—4 недели,— писала газета, — каждого нового обитателя лагеря отправляют к американскому офицеру, который, показывая на подписанную беженцем клятву, сообщает, что последняя оказалась лживой. При этом вскользь упоминается, что это преступление карается тюремным заключением до трех лет. Вызвав полную растерянность у своей жертвы, американский офицер предлагает ей вернуться в советскую зону и постараться устроиться на народных предприятиях или проникнуть в народную полицию, иными словами, вести шпионскую работу».

В книжке под названием «Псевдоним Вальтер», написанной Г. Хине, который в прошлом был одним из руководителей крупной шпионско-диверсионной организации, подробно рассказывается о системе подготовки шпионов, диверсантов и террористов, засылаемых в Германскую Демократическую Республику.

Характеризуя руководителей западно-берлинских подрывных организаций, Хике пишет: «Люди, подобные Хильдебрандту, Тиллиху, Байтцу, являются обыкновенными преступниками, деклассированными элементами, всплывшими на поверхность при помощи американской разведывательной службы».

Когда знакомишься с материалами, рисующими подпольную жизнь Западного Берлина, становится понятным, почему западногерманские реваншисты именуют его «фронтовым городом». Они считают его своим важнейшим форпостом на фронте ведущейся ими тайной войны.

Враги социализма в своей борьбе не ограничиваются отдельными актами диверсионного или разведывательного характера. 24 марта 1952 года в Западном Берлине состоялось совещание, где обсуждался план подготовки «дня икс». Термин «день икс» позаимствован из архива гитлеровских агрессоров и был пущен в обращение с легкой руки боннского министра Кайзера, выступавшего в качестве основного докладчика на указанном совещании (конечно, секретном). Но то, о чем говорилось на совещании под секретом, разболтали некоторые немецкие буржуазные органы печати. Западноберлинская газета «Дер Таг» 25 марта 1952 года опубликовала призыв «За «день икс»!», а газета «Телеграф» 24 марта того же года в статье под заголовком «Приготовления ко «дню икс» разъяснила своим читателям, что речь идёт «о подготовке ко дню возвращения территорий советской оккупационной зоны». «День икс», следовательно, — это день начала мятежа.

На указанном выше совещании в Западном Берлине был создан так называемый «Исследовательский совет по вопросам объединения Германии». Журнал «Дер шпигель» следующим образом определил его задачи: «Он должен разработать детальную программу немедленных действий для осуществления переходных мероприятий на случай захвата власти в советской зоне». Таким образом, «Исследовательский совет» стал своего рода органом по подготовке мятежа в Германской Демократической Республике. В состав этого совета вошли крупные финансовые дельцы и промышленники, в частности из числа тех, чья собственность в ГДР перешла в руки народа. Председателем «Исследовательского совета» был назначен доктор Фридрих Эрнст, банкир, промышленник и бывший крупный гитлеровский чиновник, который во время войны был комиссаром по управлению захваченным у противника имуществом.

Одним из первых мероприятий, осуществленных «Исследовательским советом», явилось составление списка предприятий ГДР, подлежащих возврату прежним владельцам. Каждой из западноберлинских подрывных организаций была дана определенная программа действий.

Западноберлинские шпионско-диверсионные центры усиленно комплектовали группы, предназначенные для переброски их в нужный момент в ГДР. Каждый засылаемый в ГДР подрывник получал задание создавать вокруг себя группы надежных людей и готовить их ко «дню икс».

А что делала в это время американская разведка? В конце 1952 года в Западный Берлин прибыл офицер американской разведки Гарвуд и организовал оперативный штаб по руководству «днем икс».

В начале 1953 года в США отправился тогдашний обер-бургомистр Западного Берлина Эрнст Рейтер. Как сообщала венская газета «Дер Абенд», находясь в США, Рейтер был частым гостем на вилле руководителя американской разведки Аллена Даллеса в Джорджтауне, близ Вашингтона. Там он имел беседы с руководителями американской разведывательной службы, в частности с генералом Доновеном, и некоторыми видными политическими деятелями.

Летом 1953 года в Западный Берлин приезжала специальная комиссия государственного департамента США под руководством Тресси Вурхиса, в состав которой. входил также генерал Доновен.

Большой поток высоких визитеров в Западный Берлин не был случайным явлением.

К 15 июня 1953 года подготовка ко «дню икс» была закончена, и заговорщики ждали сигнала к действию. 17 июня 1953 года враги мира и социализма пустили в ход тщательно подготовленный механизм заговора против Германской Демократической Республики. В различных районах ГДР с иностранных самолетов были выброшены мятежники с оружием и радиопередатчиками.

В берлинских событиях в июне 1953 года принимали участие и люди, обманутые враждебной пропагандой. Но организующую роль играли специально подготовленные и подкупленные люди, часть которых состояла на службе разведывательных органов.

Вот один из таких типов — Вилли Гетлинг, житель Западного Берлина. Он действовал по заданию иностранной разведывательной службы и был одним из активных организаторов провокаций и беспорядков в демократическом секторе Берлина. Гетлинг был приговорен к смертной казни.

Греческая буржуазная газета «Драссис», выходящая в городе Гераклион (Крит), писала: «Вилли Гетлинг прославился в Гераклионе безжалостными преследованиями критских патриотов. Он всегда был фанатичным и жестоким нацистом… Вот почему его смерть, от чьей бы руки она ни произошла, является проявлением божественной справедливости. Мы жалеем только об одном: о том, что он смог уехать в Германию и был убит не нами, критянами, как он того заслуживал».

К такой же категории людей принадлежали и другие фашистские громилы. Все они — военные преступники, выкормыши империалистических разведок.

Были среди путчистов и другие элементы, не имеющие такого прошлого, но вовлеченные в авантюру различного рода тайными организациями. Одним из таких был некий Вернер Кальковский. В немецкой демократической печати был опубликован протокол допроса Кальковского, подтвержденный им самим. Кальковский, по профессии артист, безработный, проживающий в американском секторе Берлина, показал, что утром 17 июня 1953 года он был послан из Западного Берлина в демократический сектор с целью организации там беспорядков.

На вопрос: «Кто дал вам это задание?» — Калиновский сообщил, что в 6 часов вечера 16 июня к нему на квартиру пришел некий Пауль Гюнтинг и предложил за хорошее вознаграждение принять участие в подготавливаемой фашистской провокации.

Далее Кальковокий показал, что во главе банды находились Пауль Гюнтинг и Ганс Юрген, а также американец Хивер, который был в военной форме. «Мы, — заявил Кальковокий, — получили задание делать налеты на правительственные здания, производить поджоги, грабить магазины, сбивать с ног народных полицейских и вообще действовать против органов власти также и с помощью оружия. Американец Хивер призывал нас выполнить нашу задачу так хорошо, как это только возможно, и обещал, что за это каждый из нас будет послан на три месяца отдыхать. Кто из нас не имеет никакой работы, тот будет после этого принят в западноберлинскую полицию и получит хорошую заработную плату. Кроме того, каждому из нас было обещано по 50 западных марок, которые мы должны были получить по возвращении из демократического сектора».

Провокация в Берлине 17 июня 1953 года показала, что в ГДР существовали нелегальные фашистские организации, поддерживавшие постоянную связь с агентурными организациями, находящимися в Западном Берлине.

Факты неопровержимо свидетельствуют, что учиненная в Берлине в июне 1953 года провокация была тщательно подготовлена реакционными кругами западных держав и их западногерманскими пособниками во имя своих корыстных, антинародных интересов. Показания арестованных погромщиков, в один голос подтвердивших, что они действовали по заранее разработанному плану, начисто сорвали маску с иностранных и боннских организаторов путча.

После провала путча враги демократической Германии продолжали подрывную деятельность.

Органы государственной безопасности Германской Демократической Республики разоблачили значительное число агентов боннской разведки и разведок западных держав, имевших задание совершать диверсионные и террористические акты на территории республики.

В районе Мекленбурга был арестован участник одной шпионско-диверсионной организации Альфред Вайгель. Во время следствия было установлено, что Вайгель получил задание совершать поджоги сена и соломы на крестьянских полях, а также произвести взрыв на крупной железнодорожной станции, подорвать находившиеся там железнодорожные составы, груженные ценным оборудованием.

Американская разведка поручила Вайгелю вывести из строя судоверфь в городе Варнемюнде и взорвать мачту высоковольтной линии электропередачи. Для совершения этих диверсий Вайгель был снабжен взрывчаткой и двумя специальными взрывными механизмами. Вторую диверсию Вайгелю было предложено совершить в канун рождественских праздников, чтобы оставить жителей без электроэнергии.

Ведя подготовку к осуществлению диверсионного акта на судоверфи, Вайгель несколько раз посетил Варнемюнде, где изучал систему охраны судоверфи. Он пробрался на территорию судоверфи, разбросал в огнеопасных местах ампулы с самовоспламеняющейся жидкостью и установил взрывной механизм с часовым заводом. В этот момент Вайгель был арестован органами государственной безопасности. Вместе с ним были арестованы его сообщники. В ходе следствия Вайгель сознался, что, кроме указанных преступлений, он систематически собирал шпионскую информацию об экономическом положении Г ерманокой Демократической Республики, фотографировал промышленные предприятия, производил вербовку новых агентов и занимался распространением фашистской литературы и провокационных слухов.

Органы госбезопасности ГДР разоблачили крупную шпионско-диверсионную организацию западногерманской разведки, которая проводила подрывную работу на железнодорожном транспорте республики. Ее участники признались в том, что готовили диверсии на важных железнодорожных объектах. Обвиняемые передали за границу подробный план дорожной сети ГДР с указанием всех мостов и виадуков, подробную характеристику всех этих сооружений и проекты мостов, намеченных к постройке.

Был арестован некий Арно Баде. По профессии инженер-строитель, он после окончания западноберлинской технической высшей школы был направлен американской разведкой в строительную промышленность ГДР. 16 февраля 1955 года Баде совершил поджог в новом здании Государственного комитета радиовещания с помощью воспламеняющихся средств, которые он вмонтировал в трубку климатической установки. При тушении пожара 14 человек получили тяжелые ожоги. Подобного рода диверсионные акты были организованы американской разведкой на различных предприятиях, в производственных кооперативах и в МТС Германской Демократической Республики.

Важнейшими задачами, поставленными перед подрывными организациями, действующими против ГДР, являются: осуществлять политику разобщения населения Западной Германии и ГДР, использовать все возможности, чтобы отравлять атмосферу взаимоотношений между немцами и всячески мешать делу объединения Германии. Руководитель одной из разоблаченных шпионских организаций сообщил на следствии, что западногерманская разведка ведет систематическое наблюдение за всеми немецкими фирмами в ФРГ, которые поддерживают торговые связи с ГДР. В результате наблюдения власти ФРГ, применяя методы угроз и экономического давления, принуждают эти фирмы прекращать торговлю с ГДР.

В связи с мероприятиями правительства ГДР, направленными на улучшение жизненного уровня населения республики, иностранная разведка потребовала от всей своей агентуры усилить вредительскую работу на предприятиях, производящих предметы народного потребления, срывать снабжение трудящихся продуктами питания и т. п. Агент американской разведки Прагер с группой подручных изготовил в оснащенной современным оборудованием типографии в Западном Берлине свыше миллиона продовольственных карточек для массовой скупки продовольствия в ГДР. Другой американский агент получил от руководителя шпионской группы Байтца фальшивые продовольственные карточки на получение свыше 40 центнеров высококачественных продовольственных товаров.

В конце июня 1961 года западногерманская газета «Мюнхенер меркур» начала кампанию за организацию нового фашистского путча в ГДР. Эта газета не ограничилась общими словами, а указывала, что надо делать для борьбы против ГДР: саботаж на производстве и транспорте, организация забастовок, уличные демонстрации, разложение народной армии и даже восстание против войск Советской Армии.

Вслед за «Мюнхенер меркур» и другие реакционные газеты и организации ФРГ и Западного Берлина начали призывать к мятежу в демократической Германии. В Западном Берлине состоялось тайное совещание, в котором приняли участие представители реакционных партий, организации «свободных юристов», «союза свободы» и других реваншистских организаций. В качестве «наблюдателя» в совещании принял участие представитель боннского правительства Ламмер.

На совещании была принята программа действий, ставящая перед подрывными организациями три задачи. Во-первых, максимально усилить засылку на территорию ГДР тайных агентов с тем, чтобы они провоцировали волнения среди населения Восточной Германии. Во-вторых, расширение подрывной пропагандистской деятельности радиостанцией «РИАС»«, издательством Генриха Бэра и другими организациями. В частности, планировалось издание множества листовок и брошюр провокационного содержания. В-третьих, вся система по подготовке шпионско-диверсионной агентуры, предназначенной для борьбы против ГДР, реорганизуется на новых основах, а в западноберлинском районе Целендорф-Вест создаются два новых учебных шпионских центра.

Летом 1961 года в ГДР состоялось несколько судебных процессов над тайными агентами западных разведок. Разбиралось, например, дело Визе, Мругальского и Брауна. Проживая в демократическом Берлине, они участвовали во враждебной деятельности нелегальных групп. Их задачей являлась вербовка среди граждан ГДР людей, которые приняли бы активное участие в проведении «дня икс».

В других случаях были рассмотрены дела об экономическом и военном шпионаже. Шпионы добывали сведения о радарных установках, аэродромах и местоположении частей Национальной Народной армии ГДР и Группы советских войск в Германии. Один из завербованных западной разведкой агентов совершил крупный диверсионный акт — поджег берлинскую бойню и нанес большой ущерб государству.

В связи с получением многими гражданами, проживающими в демократическом Берлине, подметных писем была разоблачена весьма своеобразная подрывная деятельность. Так, офицер американской разведки Джон Гранфельд предпринимал попытки переманить в Западный Берлин специалистов из ГДР. Не брезгуя никакими средствами, он и его хозяева надеялись организовать массовый уход врачей, инженеров, учителей и других специалистов, рассчитывая таким путем осложнить жизнь демократического Берлина. За каждого сманенного специалиста Гранфельду была назначена премия в тысячу марок. Однако вербовщики просчитались, их грязная затея провалилась.

В связи с усилением подрывной деятельности капиталистических разведок правительство ГДР было вынуждено осуществить различные мероприятия по обеспечению безопасности страны.

13 августа 1961 года была усилена охрана границы с Западным Берлином. Вдоль границы расположились подразделения народной полиции, пограничников и бойцов из рабочих боевых дружин. На границе ГДР с Западным Берлином был установлен такой контроль, который обычно имеет место на границе каждого суверенного государства.

Меры, осуществленные 13 августа, нанесли удар по шпионам и диверсантам, спекулянтам и всяким другим темным элементам.

Против ГДР существует фронт тайной войны. Изо дня в день на этом фронте идут стычки и бои. На одной стороне его выступают человеческие подонки, бывшие нацисты, продажные люди и разного рода проходимцы. Они имеют своих покровителей и хозяев, которые питают надежду затормозить развитие истории, не дать немецкому народу по-своему строить государство.

На другой стороне находятся миллионы немцев, познавших тяжесть и горечь войны и ужасы фашизма, понявших, что в укреплении Германской Демократической Республики — залог их мирной жизни, личного счастья и уверенности в завтрашнем дне.