Дела господина Дюкса

Вскоре после провала заговора Локкарта английская разведка направила в Советскую Россию другого крупного разведчика — Поля Дюкса.

Поль Дюкс, так же как Брюс Локкарт и Сидней Рейли, хорошо знал Россию. Свою карьеру специалиста по русским делам он начинал почти одновременно с Рейли. Хорошо изучив русский язык, Дюкс вскоре становится одним из активнейших сотрудников английской разведки. На петербургском горизонте он появился в 1909 году и вплоть до Февральской революции поставлял в Лондон шпионскую информацию. В 1917 году Дюкс был отозван в Англию, но ненадолго. В ноябре 1918 года, переодетый в крестьянскую одежду, он был переброшен на советскую территорию. Снабженный с помощью финской разведки поддельным удостоверением, Дюкс превратился в сотрудника Петроградской ЧК Иосифа Аференко. Воспользовавшись имевшимися у него связями, Дюкс сумел быстро легализоваться. Он стал выдавать себя за английского социалиста, приехавшего в Советскую Россию якобы для сбора материалов с целью пропаганды в Англии необходимости признания Советской республики.

Через представителей английской разведки, обосновавшихся в Териоках, на тогдашней границе Финляндии и РСФСР, Дюкс поддерживал связь с Интеллидженс сервис. Из Териок донесения Дюкса пересылались в адрес английского вице-консула в Хельсинки Люме, который в дипломатической почте отсылал их английскому консулу в Стокгольме, а последний — уже в Лондон.

В опубликованной Дюксом впоследствии книге под заглавием «Красные сумерки и рассвет» он описывает свои похождения по возвращении в Петроград. «Чтобы не давать полезных нитей советским органам государственной безопасности», он не называет настоящих имен своих агентов. Не найдя «Ивана Ивановича», одного из своих старых осведомителей, который оказался уже арестованным органами ЧК, Дюкс разыскал в Петрограде другого своего информатора, некоего Мельникова.

В своих мемуарах Дюкс с развязностью прожженного авантюриста похваляется своими победами на шпионско-диверсионном поприще. Действительно, Дюкс и его подручные принесли немало вреда Советской республике, однако многое из того, что он себе приписывает, является просто хвастовством, свойственным этому сорту людей.

Дюкс откровенно говорит о своем участии и в чисто уголовных преступлениях. В частности, он описывает свое посещение тайного собрания одной белогвардейской банды, на котором обсуждался план нападения на советское учреждение, где хранилось значительное количество валюты. Уходя с собрания, Дюкс от имени «правительства его величества» пожелал бандитам удачи. С сожалением Дюкс заявляет, что бандитский налет не удался и вся банда была изловлена органами советской контрразведки.

За десятимесячное пребывание в Советской стране Дюкс создал разветцленную заговорщическую организацию. С помощью вышеназванного Мельникова Дюкс нашел в Петрограде многих из своих бывших подручных. Созданная им шпионская группа завязывает тесные связи с враждебными Советской власти элементами, активно содействует возникновению в Петрограде белогвардейских подпольных, организаций. Английские шпионы, руководимые Дюксом, пролезают в Красную Армию и Флот на ответственные должности. Дюкс установил контакт с резидентурами других иностранных разведок, координируя с ними подрывную работу против Советской власти.

Наибольшего развития деятельность Дюкса достигла в период похода Юденича на Петроград летом 1919 года. К этому времени Дюкс завербовал себе на службу изменников, занимавших высокие военные посты — начальника противовоздушной обороны Петрограда Лишина, инспектора артиллерии военного округа Лебедева, начальника оперативного отдела штаба флота Эриксона и других. Большинство из них было вовлечено в шпионскую работу ближайшим помощником Дюкса Бергом, старым немецким шпионом, сумевшим пробраться на должность начальника воздушных сил Балтийского флота.

Большая группа шпионов орудовала в штабе Кронштадтской крепости и в Кронштадтском военном порту. Возглавляли эту группу начальник штаба крепости Будкевич и помощник главного инженера порта Грицай. Связь с Юденичем шла при посредстве французского шпиона мичмана Рейтера, работавшего начальником радиостанции на острове Голодай. Предатели окопались также на некоторых судах Балтийского флота.

Английские шпионы организовали ряд вредительских и диверсионных актов. На Охтинском пороховом заводе они произвели взрыв; на станции Псков устроили поджог склада взрывчатых веществ; неоднократно взрывали железнодорожное полотно между Псковом и Петроградом. Чтобы оставить красный Петроград без продовольствия и вызвать в нем эпидемию, английские диверсанты не раз пытались взорвать мост через реку Волхов, предпринимались также попытки разобрать железнодорожное полотно вокруг города и взорвать водопровод. В управлении автомобильного транспорта седьмой армии орудовала специальная контрреволюционная организация, выводившая из строя автомобили, особенно грузовики, доставлявшие боеприпасы и питание частям Красной Армии. Вагоны с продуктами для воинских частей преднамеренно засылались не по адресу или пускались под откос.

Заговор Поля Дюкса был связан множеством нитей с главным центром внутренней контрреволюции, известным под названием Национальный центр, ставившим своей задачей оказание помощи белогвардейским армиям Юденича, Деникина и Колчака путем организации военных мятежей и заговоров против Советской власти.

Несмотря на все ухищрения Дюкса и его шайки, заговор английской разведки и Национального центра был раскрыт органами ВЧК. Были произведены обыски в буржуазных кварталах города, а также в иностранных миссиях и консульствах. Для этого привлекались десятки тысяч петроградских рабочих. Во время обысков обнаружено около 7 тысяч винтовок, до полутораста тысяч патронов, револьверы, пулеметы и т. п. В одном из посольств нашли даже артиллерийское орудие. Много сомнительных лиц было задержано, значительно усилена охрана прифронтовой полосы от шпионов и диверсантов.

Благодаря принятым мерам был захвачен ряд агентов. Так, летом 1919 года на фронте под Лугой при попытке перебежать к неприятелю был убит некий Никитенко. У убитого в мундштуке папиросы нашли записку на имя командира одного из корпусов армии Юденича — генерала Родзянко. В записке говорилось: «…при вступлении в Петроградскую губернию вверенных вам войск могут выйти ошибки, и тогда пострадают лица, секретно оказывающие нам весьма большую пользу. Во избежание подобных ошибок… предлагаем следующее: кто в какой-либо форме или фразе скажет слова: «во что бы то ни стало» и слово «вик» и в то же время дотронется правой рукой до правого уха, тот будет известен нам».

В ходе следствия удалось установить, что Никитенко являлся членом антисоветского Национального центра.

Вскоре после этого на финской границе, в районе Белоострова, были задержаны два шпиона, у которых обнаружили письма, подписанные тем же паролем «вик». След привел к инженеру Штейнингеру, видному кадету и крупному капиталисту, являвшемуся руководителем петроградского филиала Национального центра. Произведенный у него обыск дал в руки следствия ряд неопровержимых доказательств о преступной деятельности Штейнингера.

Так была раскрыта и ликвидирована подпольная организация Национального центра в Петрограде и нащупаны нити, ведущие к подобным же центрам в Москве. Был разоблачен и арестован ряд участников шпионской организации Дюкса, но сам он и некоторые из его подручных еще не были обнаружены советской контрразведкой и продолжали гнусное дело.

Дюкс создал новую контрреволюционную организацию, и масштабы его шпионско-диверсионной работы даже расширились. Дюкс объединил вокруг себя еще не разоблаченных и притаившихся в Петрограде участников контрреволюционных шаек и шпионские группы других иностранных разведок. Для Дюкса это не представило особых затруднений, поскольку некоторые из руководителей этих групп одновременно состояли на службе в английской разведке. Активнейшими помощниками Дюкса становятся матерые шпионы: эсерка, врач по профессии, Петровская, пробравшаяся в ряды РКП (б), старый английский шпион некий Гибсон, бывший полковник царского генерального штаба Люндеквист, пробравшийся на пост начальника штаба VII армии, и резиденты: французской разведки — Бажо, немецкой— Берг.

Каждый из помощников Дюкса отвечал за определенный участок деятельности. Петровская, которой помогал опытный шпион-профессионал Кюрц, ведала организационной стороной: связью, явками и прочими вопросами конспиративной техники, а также получением и обработкой информации. Финансированием шпионской организации руководил Гибсон, военными вопросами — Люндеквист. Общее руководство деятельностью организации было возложено Дюксом на подпольный так называемый «Английский комитет», во главе которого стоял упомянутый Гибсон.

Связь со своей многочисленной агентурой в Петрограде руководители заговора поддерживали при помощи ряда конспиративных квартир, одну из которых, на углу Бассеиной и Надеждинской улиц, содержала жена Люндеквиста, торговавшая сахарином под вывеской лавочки «Люнар». Явочным пунктом для заговорщиков была также лечебница, где в качестве врача работала Петровская. Шпионы приходили к ней под видом больных, а к жене Люндеквиста — в качестве покупателей.

Для пересылки шпионской информации адмиралу Коуэну, командующему английской эскадрой, стоявшей в Финском заливе, была организована специальная секретная курьерская почта. С этой целью быстроходный английский катер летом 1919 года систематически совершал рейсы между Петроградом и Териоками.

Всего было проделано 13 поездок. «Этим путем,— писал агент английской разведки Эгар, — мы смогли снабжать адмирала правильной и надежной информацией о внутреннем положении Петрограда».

В тесном взаимодействии с Дюксом в Петрограде действовал ряд других шпионских групп и шпионов-одиночек. Среди них особо следует остановиться на шпионско-диверсионной группе, возглавлявшейся Дорианом Блером.

На шпионском поприще в России Блер также не был новичком. Он приехал в Россию еще до войны и с 1915 года вел активную работу как агент английской разведки. При Временном правительстве Блер, с согласия своих хозяев, работал по заданиям Керенского, подготавливая покушение на В. И. Ленина.

Летом 1919 года Блер пробрался на работу в автомобильное управление VII армии. Обладая тонким нюхом профессионального шпиона, он быстро нашел дорогу к людям, которые могли стать его пособниками.

Работая в комиссии по реквизиции и восстановлению автотранспорта, Блер завербовал нескольких предателей и при их помощи разработал коварный план разрушения всего автохозяйства VII армии и Петрограда. Этот подлейший замысел Блер осуществил при участии бывшего помощника присяжного поверенного Лихтермана, ставшего уполномоченным Реввоенсовета Республики по автотранспорту.

Деятельность разведчиков и применявшиеся ими методы столь исчерпывающе описаны самим Блером в опубликованных им мемуарах, что мы и предоставляем ему слово.

«Нам нужна была такая организация работы, — пишет Блер, — при которой мы оказались бы владельцами большинства автомашин и мотоциклов… И вот что мы предложили властям… Мы заявили, что… машин, находящихся в исправном состоянии, у нас нет. Значительное количество наличного парка ремонту не поддается и непригодно для употребления. Если мы эти машины передадим Красной Армии в том состоянии, в каком они находятся, совершенно ясно, что огромное количество их вскоре будет сломано, причем пользование ими угрожает жизни красноармейцев, а возможно, и приведет к тому, что облегчит захват красноармейцев в плен… В таком положении будет надежнее, если Красной Армии эти машины вообще не будут переданы… Я предложил разобрать на части все находящиеся на складах и предназначенные для ремонта машины с тем, чтобы из годных частей в дальнейшем собрать новые автомобили, мотоциклы и велосипеды. От снабжения же Красной Армии до тех пор, пока машины не будут приведены в должное состояние, я просил освободить кохмиссию.

Получив согласие, мы с Ланге (подручный Блера. — В. М.) начали работу. В течение недели мы пустили на полный ход ремонтную мастерскую, а еще через неделю не было ни одной машины, которая не оказалась бы разобранной на детали… Я полагаю, что это был самый крупный акт саботажа, проведенный одним человеком и направленный против большевиков в тылу гражданской войны…

В течение 8 или 9 недель разрушительная работа была закончена, и к концу этого срока не оставалось ни одной исправной машины, ни одного исправного мотоцикла. Все было обращено в горы частей, и никто не был способен вновь собрать разрушенные машины».

Подлый диверсионный акт был осуществлен английской разведкой в наиболее тяжелый для Советской республики момент — время, когда полчища Деникина рвались на Москву и Юденич осуществлял свой поход на Петроград. Но этим чудовищным преступлением не исчерпывается диверсионная деятельность Блера.

Шпионско-вредительская шайка Блера, состоявшая в большинстве своем из бывших царских контрразведчиков и агентов охранки, была разоблачена органами советской контрразведки. Однако одно иностранное представительство успело снабдить Блера фальшивым паспортом, и ему удалось скрыться.

В конце августа 1919 года и сам Дюкс, шпионская деятельность которого стала известна ВЧК, бежал в Латвию. Один предатель обеспечил его документами, взятыми у убитого красноармейца.

Перед бегством Дюкс возложил руководство организацией заговорщиков на ближайших помощников.

20 октября 1919 года заговорщики на своем совещании приняли решение поднять в Петрограде мятеж по условному сигналу — двенадцать ударов в большой колокол Исаакиевского собора и выпуск прокламации с призывом к восстанию. Тогда же поступило указание от Юденича о формировании нового «правительства». Но и этот план провалился: 2 и 4 ноября 1919 года были задержаны курьеры, следовавшие со шпионскими донесениями к Юденичу, Один из них, некий Шидловский, на допросе выдал Берга, Арестованный Берг раскрыл весь заговор и его участников, В конце ноября 1919 года шпионско-диверсионная организация Национального центра в Петрограде была полностью ликвидирована,

Множество людей хотят купить в Москве счетчик электроэнергии трехфазный, а у нас огромный ассортимент, доставка и гарантия. Позвоните приглянувшейся шлюхе в любое время дня и созвонитесь с ней о свидании. Они симпатичные индивидуалки уже готовы приехать к вам домой, чтобы все ваши сексуальные фантазии стали реальностью.