Рекомендуем покупать, купить мото косу от sevat.com.ua только у проверенных продавцов.

Товарищ Сталин во главе «крестового похода» за хлебом

Дать хлеб голодающей стране, спасти ее от «костлявой руки голода», от «кольца голодной смерти», — как писал Ленин, — вот основная задача, которую в первую очередь решала поездка товарища Сталина в Царицын.

Объясняя причины тяжелого продовольственного кризиса, постигшего страну летом 1918 г., Ленин подчеркивал следующие основные моменты:

  1. Интервенция иностранных империалистов, отрезавшая от страны основные источники снабжения — Украину, Сибирь, Поволжье.
  2. Мятежи контрреволюционной буржуазии и кулачества, всеми мерами срывающих хлебную монополию и намеренно усиливающих продовольственные трудности; зверское сопротивление кулачества, прятавшего и гноившего хлеб, организующего мятежи против советской власти.
  3. Хозяйственная разруха, особенно разруха транспорта, чрезвычайно затрудняющая подвоз хлеба к центрам страны.

Разгром интервентов, разгром кулачества и контрреволюционных мятежей, улучшение работы транспорта — все эти задачи связывались в единый узел при решении продовольственного вопроса. Недаром Ленин подчеркивал неразрывную связь в решении продовольственной и военной задачи. Ленин говорил о военном походе на деревенскую буржуазию и вместе с тем указывал, что ведение войны с интервентами и белогвардейцами невозможно «без преодоления продовольственных трудностей, без обеспечения населению правильного снабжения хлебом, без введения строжайшего порядка в железнодорожный транспорт, без создания в массах трудящегося населения (а не только в верхушках его) действительно железной дисциплины». «Необходимо твердо помнить, — писал Ленин, — основные особенности всего современного экономического и политического положения России, в силу которых нельзя помочь делу никакими порывами. Необходимо твердо усвоить себе и добиться усвоения всеми рабочими той истины, что только выдержанная и терпеливая работа создания и восстановления железной пролетарской дисциплины с беспощадной расправой над хулиганами, кулаками и дезорганизаторами способна отстоять советскую власть в настоящий момент…»

Примером такой огромной, напряженной борьбы за хлеб, за железную пролетарскую дисциплину являлась работа товарища Сталина в Царицыне.

Значение, какое придавал Ленин этой поездке, видно из того, что спустя буквально несколько дней после приезда товарища Сталина в Царицын Ленин в специальном обращении Совнаркома «Ко всем трудящимся» от 10 июня 1918 г. сообщал о первых результатах поездки товарища Сталина:

«…Захват контрреволюционерами некоторых узлов Сибирской железной дороги, — говорилось в обращении, — на время отразится, конечно, на продовольствии голодающей страны. Но взять измором революцию русским, французским и чехословацким империалистам не удастся. На помощь голодающему северу идет юго-восток. Народный комиссар Сталин, находящийся в Царицыне и руководящий оттуда продовольственной работой на Дону и в Кубани, телеграфирует нам об огромных запасах хлеба, которые он надеется в ближайшие недели направить на север…»

Хлеб имелся в огромном количестве на Дону и Кубани. Но получить его было нелегко. Вопрос стоял не только о том, чтобы обеспечить бесперебойную отправку эшелонов с хлебом в Москву и Петроград. Вокруг каждого эшелона с продовольствием для голодающих рабочих обеих столиц шла ожесточенная классовая борьба. Каждый эшелон надо было отстаивать с оружием в руках. За каждый эшелон надо было сражаться и с казачьей контрреволюцией и с кулачьем, всей душой ненавидевшим, как писал товарищ Сталин, «хлебную монополию, твердые цены, реквизиции, борьбу с мешечничеством». Для того чтобы эшелоны с хлебом двинулись к решающим центрам революции, надо было организовать оборону Царицына, разбить кольцо врагов, стягивавшееся вокруг города, преодолеть хаос, неорганизованность, распущенность, спекуляцию, мешочничество. Надо было, чтобы вся партийная организация, весь рабочий класс Царицына поняли все значение борьбы за хлеб для спасения голодающей страны.

Уже в пути, в своей первой телеграмме Ленину из Грязей товарищ Сталин намечал первые мероприятия. Он поставил вопрос об исправлении линии Хасав-Юрт—Петровск и о постройке ветки Кизляр—Брянская для того, чтобы обеспечить отправку хлеба не только железной дорогой, но и водой (через Каспийское море по Волге на Царицын и из Царицына в Москву).

В телеграмме Ленину, посланной на другой день после приезда, 7 июня, товарищ Сталин наметил план дальнейших мероприятий уже во всех деталях.

«6-го прибыл в Царицын. Несмотря на неразбериху во всех сферах хозяйственной жизни, все же возможно навести порядок. В Царицыне, Астрахани, Саратове монополия и твердые цены отменены советами, идет вакханалия и спекуляция. Добился введения карточной системы и твердых цен в Царицыне. Того же надо добиться в Астрахани и Саратове, иначе через эти клапаны спекуляции утечет весь хлеб…»

Далее товарищ Сталин сообщал Ленину о полном развале железнодорожного транспорта, о мерах, принятых для его восстановления, о том, что в день можно отправить в Москву восемь и более маршрутных поездов. Одновременно сообщалось, что линия от Кизляра к Каспийскому морю уже начала проводиться и хлеб с Кубани будет отправляться не только железной дорогой, но и водой. В день приезда товарищ Сталин снял с работы уполномоченного Чокпрода Зайцева за мешочничество и спекуляцию, сразу же послал нарочного в Баку для установления связи с Шаумяном.

В ответ на первые телеграммы товарища Сталина, посланные из Царицына, Ленин на следующий же день (8 июня) сообщал:

«Получил две ваши телеграммы. Послал телеграмму Главоду, которую Вы хотели…»

В следующей телеграмме товарища Сталина, посланной Ленину 9 июня, еще более детально излагался план мероприятий по усилению заготовок хлеба.

Установление твердых цен и хлебной монополии, беспощадная борьба со спекуляцией и мешочничеством, забота о налаживании правильного товарообмена с крестьянством, обеспечение бесперебойной работы водного и железнодорожного транспорта, постройка железнодорожной ветки Кизляр—Брянская — вот условия борьбы за хлеб, намеченные в первые же дни приезда товарища Сталина в Царицын.

Так же решительно, как вопросы борьбы с стихией мешочничества, поставил товарищ Сталин и вопрос об улучшении товарообмена. Взамен хлеба надо дать крестьянам предметы домашнего обихода, сельскохозяйственный инвентарь, мануфактуру. В телеграмме от 9 июня товарищ Сталин заботливо перечислял все, что надо прислать для товарообмена, начиная от болтов и гаек, столовой посуды и кончая косами, сеялками, столярными инструментами и т. д. Особенно настойчиво товарищ Сталин в ряде телеграмм напоминал о необходимости прислать именно цветную мануфактуру, на которую особый спрос в деревне.

«Получил третью депешу и записку Сталина—ответил Ленин на телеграмму от 9 июня. — Принимаем все меры. Цюрупа говорит, что деньги будут непременно отправлены завтра, а товары сегодня же приказано грузить. Шлите маршрутные поезда с тройной охраной. Саботажников и хулиганов арестуйте и присылайте сюда,

Предсовнаркома Ленин».

В дальнейших телеграммах с 10 по 20 июня все мероприятия, намеченные товарищем Сталиным, были еще более уточнены, конкретизированы, сообщалось о результатах проведения их в жизнь. В телеграмме Ленину от 10 июня, отправленной в 20 час. 05 мин., товарищ Сталин сообщал о том, что «поезда и отдельные группы вагонов с продовольственным грузом стоят на станции без движения ввиду разгильдяйства служащих или вмешательства отрядов, без толку заполняющих запасные пути».

«Все комиссары ж.-д. узлов, ж.-д. комитеты, все начальники станций по линии Казань—Балашов—Поворино—Царицын—Сарепта—Тихорецкая—Торговая—Екатеринодар—Кавказская—Армавир—Георгиевск, т. е. по всему пути следования хлеба, — дает указания товарищ Сталин, — должны исполнять распоряжения Сталина и его уполномоченных по части составления маршрутных поездов, подачи паровозов, движения грузов. Чем скорее исполните требование, тем скорее получите хлеб. Нарком Сталин. Царицын. 10 июня».

При той неразберихе и хаосе, которые царили в это время на железной дороге, когда линия была забита эшелонами, когда каждый отряд с оружием в руках добивался первоочередной отправки, только эти мероприятия товарища Сталина создавали возможность упорядочения отправки хлеба. И всюду осуществлялась четкая и неуклонная проверка исполнения. «Копия за номером Сталину», — так проверял товарищ Сталин каждую свою директиву, каждое распоряжение.

Для того чтобы не было «утечки» хлеба в пути, чтобы эшелоны шли только в одном направлении, к голодающей красной столице, товарищ Сталин уже через неделю после приезда организовал в Камышине специальный кордон, который должен был задерживать всех мешочников и проверять грузы, идущие как вверх, так и вниз по Волге. Так как Камышинский совет всячески тормозил работу кордона, товарищ Сталин требовал специальной директивы Камышинскому совету от ВЦИК и СНК. Эта директива была немедленно послана.

Ни одна мелочь, могущая ускорить дело снабжения, не ускользала от внимания товарища Сталина. Дней через 10 после отправки телеграммы от 9 июня о товарообмене товарищ Сталин снова возвратился к этому вопросу, находя новые способы снабжения деревни товарами.

«Для быстрого товарообмена, — телеграфировал он Ленину, — в целях усиления заготовки хлеба, необходимо установить тесный контакт с местными совнархозами, державшими без употребления большое количество с.-х. машин, нефти, керосина, бензина, чаю, шпагату, мешков и проч.». И в конце телеграммы опять вопрос: «Отправлена ли мануфактура из Москвы?»

Чтобы обеспечить проведение всех этих мероприятий, прежде всего был наведен порядок в самом Царицыне. Царицынский совет до самого приезда товарища Сталина сопротивлялся введению твердых цен и хлебной монополии. В городе процветала спекуляция хлебом. На витринах магазинов лежал белый хлеб, который рабочие не могли покупать из-за высоких цен.

6 июня, в день приезда товарища Сталина, город в связи с растущей опасностью нападения белоказачьих банд был объявлен на военном положении. 8 июня на заседании исполкома Царицынского совета товарищ Сталин настоял на немедленном введении твердых цен на хлеб.

На заводах города началась огромная массовая агитационная работа. Дать хлеб голодающим Питеру и Москве — дело чести царицынских рабочих, в этом был стержень всей агитации. Только вокруг этой огромной ответственности задачи можно было по-настоящему мобилизовать и партийную организацию и рабочих города.

16 июня, через 10 дней после приезда товарища Сталина, Ленину по телеграфу была передана следующая резолюция рабочих организаций Царицына, ярко свидетельствовавшая о настроении рабочих города:

«Конференция членов совета профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов г. Царицына, его районов, — говорилось в резолюции, — заслушав доклады представителей центральной власти, выражает горячую готовность бороться за торжество социалистической революции, подчиняя свои местные, личные интересы интересам рабочих всей страны, интересам всего движения в целом… Конференция одобряет продовольственную политику центральной власти, настаивает на государственной мобилизации хлебных запасов и на незыблемости твердых цен. Одновременно с этим конференция обращается ко всем трудящимся с призывом сохранить могучую армию, которая единственно может обеспечить социалистические мероприятия советской власти, создавая могучую защиту от натиска мирового империализма».

В течение первой декады пребывания товарища Сталина в Царицыне не только были намечены и проведены все указанные выше мероприятия, но они дали уже свои первые результаты, позволявшие установить точный, конкретный план отправки продовольствия из Царицына.

Этот план товарищ Сталин во всех деталях сообщил Ленину и в Наркомпрод Цюрупе в телеграмме от 13 июня.

«Дело с железнодорожным транспортом улучшается, — писал товарищ Сталин. — Несмотря на отсутствие минерального топлива и трудность перевода паровозов на нефтяное отопление ввиду недостатка баков и форсунок, несмотря на захват многих десятков паровозов эшелонами, Царицынский узел, благодаря экстренным мерам, теперь уже в состоянии отпустить 150 вагонов по 30 в поезде, всего 5 поездов ежедневно. Не так хорошо обстоит дело с водным транспортом, ввиду задержки пароходов в связи с выступлением чехо-словаков. Пароходы ходят мало. Коменданты принимают грузы больших и малых мешочников охотнее наших. Мы организовали кордон в Камышине с целью перехвата всех продовольственных грузов, не имеющих разрешительных бумаг Чокпрода. По нашим сведениям, эта мера может нам дать теперь же не менее 300 тыс. пудов мешочнического хлеба, размещенного на пристанях между Царицыном и Камышином. Заготовка на юге пошла бы гладко, если бы не мешали нашим уполномоченным представители всех губпродкомов, местные советы, разрушающие работу… По плановому [наряду] компрода за июнь Вы требуете от нас около 6,5 мил. пудов. Если принять во внимание, что в плане не учтены железнодорожники, некоторые южные губернии и Баку с районами, то надо считать 7 миллионов, т. е. 230 тыс. пудов ежедневно. С 1 июня по 10 отпущено Чокпродом водным и сухопутным путем всего 500 тыс. пудов по 50 тыс. пудов в день. В данный момент водный и сухой транспорт безусловно мог бы выдержать 230 тыс. пудов ежедневной отправки, но дело в том, что заготовка до сих пор отставала от транспорта в 4 раза и будет еще отставать по крайней мере вдвое… Ввиду недостатка работников, грузовиков, мануфактуры, ввиду вмешательства губпродкомов, ввиду страшного развития мешочничества, с которым до сих пор не велась серьезная борьба, полагаем, что июньский наряд удастся выполнить лишь в половинном размере, а безличие груза внесло бы в заготовку простоту, но видимо не считаете возможным его осуществить…

Шлите побольше продовольственников, мануфактуры, шпагат, денег мелкими купюрами, грузовиков, сократите Губпродком, тогда наряд 7 мил. пудов в месяц можно будет выполнить без особых трудностей. Сейчас на ст. Алексиково временно заминка в транспорте, в виду наплыва эшелонов в связи с выступлением казаков на Урюпино. Через день и заминка исчезнет и мы двинем сразу тысяч 300 пудов маршрутными поездами в Москву.

Народный комиссар Сталин».

Таков был первоначально намечавшийся план отправки продовольствия из Царицына — 7 млн. пудов в месяц—230 тыс. пудов в день—150 вагонов ежедневно. А за первую декаду июня, т. е. до приезда товарища Сталина, было отправлено всего 500 тыс. пудов, по 50 тыс. пудов в день. Правда, товарищ Сталин тут же оговаривает, что, поскольку в июне только начинают осуществляться мероприятия, могущие обеспечить план в 7 млн. пудов, и первая декада июня дала только 500 тыс. пудов, — июньский план реально может быть выполнен лишь в половинном размере, т. е. 3—3,5 млн. пудов. Этот последний план был по существу целиком и полностью выполнен, хотя, намечая его, товарищ Сталин не мог еще знать о тех огромных трудностях, которые возникнут с середины июня 1918 г. Не будь товарища Сталина в Царицыне, создавшиеся в это время условия вообще сорвали бы всякую возможность посылки хотя бы одного вагона продовольствия из Царицына в Москву.

13—15 июня 500 тыс. пудов хлеба, 1500 голов скота уже стояли на колесах и отправлялись на Москву. Неделя напряженной работы дала свои результаты. Но в тот же день, когда хлеб был погружен и готов к отправке, положение на фронте резко изменилось.